Писцово Понедельник, 20.11.2017, 20:30
Приветствую Вас Прохожий | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Статьи [14]
Бытовые картинки [17]
Поэзия, однако... [63]

Разговорчики
300

Главная » Статьи » Бытовые картинки

М. Антонова ЧЕРДАК И ТАЛАНТЫ

  Ч Е Р Д А К    И    Т А Л А Н Т Ы

Порою слышим: «Ты что – с печки брякнулся?» или «Тебя, часом, не молния шарахнула?», или что-то в этом духе, когда хотят подчеркнуть какую-то необычность в поступке или поведении человека..
 А, знаете, в этом что-то есть… Очень даже может быть, что при падении откуда-то или от воздействия чем-то сильным мозги начинают работать несколько в отличном от обычного состояния режиме. Мои представления о медицинском аспекте этого явления слишком скудны, чтобы судить со знанием дела. Но из собственных наблюдений выводы кое-какие сделала. Вот и хочу ими поделиться.
Есть у меня кузен – двоюродный брат, ныне здравствующий, живущий и работающий недалеко от Москвы. Удивительный человек! При разносторонности интересов и широте знаний, он еще и тонкий ценитель прекрасного в живописи, литературе, музыке. Завораживает его слияние с природой. Зачастую он находит такие девственные ее уголки, в которых пребывает по нескольку дней, и притаскивает оттуда десятки метров отснятой пленки. Наши встречи редки, но это всегда не просто праздник – пиршество души, потому что – это разговоры до утра, песни, написанные им самим, зажигательный юмор, просмотр слайдов с фотозарисовками и бесконечное «вытаскивание из рукава» новых и новых сюрпризов. Но это – теперь, когда мы уже далеко не молоды. А когда-то, очень давно, было совсем наоборот.
Было время, когда братца своего я просто терпеть не могла. Надо ли говорить, что в том, послевоенном детстве дети не имели таких радостей, какими окружены сейчас! Ни дорогих кукол, ни навороченных самоходных машин, ни увлекательных настольных игр, я уж не говорю об играх компьютерных –ничего этого мое поколение не видело. Мы сами изобретали деревянные и тряпочные игрушки, придумывали игры. Чаще всего, конечно, играли «в войну». Делились на два лагеря, и «разведчики» одного через «минное» (картофельное) поле ползли на территорию другого – соседний огород, во «вражеский стан», чтобы взять там «языка» - соломенное пугало для птиц. Фантазии хватало и на разные другие придумки. 
А Вовка в нашем доме всегда появлялся некстати. В отдельные дни рабочие смены его матери совпадали со сменами Вовкиного отца, и тогда они тащили его к бабушке. Но ведь и бабушка без дела не сидела. Другие ее дети, кроме Вовкиной матери, все еще жили при ней, и дел по хозяйству было очень много. Вот и получалось, что с Вовкой сидеть приходилось мне. Ну, не в прямом смысле – сидеть, но быть постоянно при нем, так как ему было всего два года, а мне – уже шесть. (Вовкина мама приходится мне родной тетей, сейчас она уже совсем старенькая. Он часто навещает ее, а когда и нам удается свидеться – воспоминаниям нет конца.) 
В один из таких дней, когда рабочие смены Вовкиных родителей снова совпали, его, как обычно, принесли к нам, в смысле, к бабушке. День этот стал особенно памятным для меня. Во-первых, мы – дети нашего двора – несколько дней готовили самодеятельный спектакль по мотивам недавно тогда вышедшего фильма «Тахир и Зухра». Каждый из нас раз пятнадцать, наверно, сбегал посмотреть этот фильм, в результате чего все диалоги и монологи в нем произносимые, мы знали на зубок. Некоторое время требовалось раздобыть соответствующее тряпье, чтобы сфантазировать одежды, хотя бы отдаленно напоминающие костюмы времени, отраженного в фильме. На упомянутый день приходилась последняя генеральная репетиция нашего спектакля. Все, конечно же, было условно, но мы так серьезно воспринимали задуманное, что мнили себя чуть ли не талантами-самородками. Тайно собирались на чердаке нашего дома, проникая туда с осторожностью (так наверно собирались большевики на явочных квартирах), по одному. По чердаку не носились, как угорелые, громко не разговаривали, потому что замеченные или услышанные, мы были бы немедленно изгнаны и – более, чем уверена – с серьезными физическими внушениями каждому. Нам оставалось только последний раз прорепетировать, чтобы назавтра или в другой подходящий день пригласить желающих на лужайку возле дома и показать свои таланты.
И вот ведь – беда! Вовку притащили как раз тогда, когда мне надо было улизнуть из дома на репетицию. Я бы так и сделала, не смотря на его присутствие. Да бабушка в этот момент тоже куда-то собиралась по делам. Она сказала, что придет не скоро, часа через два – не раньше, и, естественно, дала всякие ЦУ относительно своего внука. Разъяренная изнутри, я даже не пыталась вникнуть в перечень услуг, которые от меня требовались.
Бабушка ушла. Не идти на репетицию – нельзя, потому что желающих участвовать в спектакле было много, и старшие дети, руководившие всей этой затеей, тут же могли поставить замену. Оставалось одно – идти вместе с этим вечно орущим, что-то жующим и во все дыры проникающим мучителем. Но как пройти с ним незамеченной на чердак? Дом, построенный еще в конце 19-го века на очень высоком фундаменте, имел на взгляд людей, живущих в середине века 20-го, совершено немыслимую конструкцию. Достаточно сказать, чтобы пройти на чердак, нужно было миновать длинный темный коридор с квартирами по обеим сторонам, потом, оказавшись чуть ли не перед окнами одной из них, подняться по деревянной лестнице к чердачному люку. И весь этот путь предстояло штурмовать с «довеском» в образе моего братца! Но… тяга к прекрасному победила. Как говорится, правдами и неправдами мне удалось затащить Вовку на чердак и общими усилиями сделать так, чтобы он не вякал. Репетиция почти заканчивалась, как вдруг один из обязательных сторожей «на стреме» сказал, увидев в слуховое окно, что на «горизонте» появилась моя бабушка.
Я заспешила с Вовкой к люку. Но ему, как назло, так понравилось на чердаке, что он упирался, как упрямый бычок и не хотел уходить. Я уже стояла на лестнице, а он возле проема, лежа на пузе, отбрыкивался руками и ногами. Энергично пытаясь покрепче ухватить Вовку, я тащила его на себя. Но в спешке, видимо, не рассчитала движений и потеряла равновесие. Через меня Вовка вывалился из люка, «пересчитал» башкой ступеньки, с высоты метров в шесть, и странно затих внизу. Но через несколько секунд раздался такой рев, как будто с утеса вниз сбросили гудящий паровоз, который, несмотря ни на что, продолжал выполнять свою работу. 
На счастье, в ближайшей к чердаку квартире никого не было. С чердака немедленно всех как ветром сдуло. Общими усилиями мы успокоили Вовку, оглядели со всех сторон – ни синяка, ни царапины. Слава Богу! Нарушая всякую конспирацию, быстрее выскочили во двор и, как ни в чем ни бывало, рассредоточились по углам. 
 – Гуляете? – только и спросила бабушка, когда мы с Вовкой нарисовались ей навстречу.
Я молча кивнула. Вовка потянулся к бабушке, и она, подхватив его на руки, расцеловала слегка покрасневшие от недавнего плача щеки брата. 
 – Ну, как он – ничего? Спать не просился? 
 – Да, наверно, поспал бы, – тут же нашлась я, стараясь не смотреть на бабушку. 
Вовка тогда еще плохо разговаривал и, разумеется, не мог сказать, почему он недавно плакал. А я тоже из страха никому ничего не сказала. В тайне от всех я сильно боялась, что Вовка, зашибив голову, может стать по моей вине каким-нибудь дурачком, недоумком. Но поскольку сама еще была ребенком, не могла со всей серьезностью анализировать случившееся. Тем более, сразу после падения никто – ни бабушка, ни Вовкины родители никакой тревоги не проявляли, причин для обращения к врачу не появилось, и я свыклась с мыслью, что все обошлось нормально.
А в Вовке по истечении небольшого времени вдруг начали проявляться задатки вундеркинда. В школе он не учился – летел из класса в класс абсолютным отличником по всем дисциплинам. Золотая медаль. Поступление в институт без экзаменов. Красный диплом с правом выбора места работы по своему усмотрению.Известнейший в стране и за рубежом Завод автомотоэлектрооборудования, и он – начальник СКБ. Изобретения, рационализаторские предложения, усовершенствования в области автомобильной электроники, разработчик новейших технологий и материалов. Горячий энтузиаст своего дела, быстро ставший  душой большого коллектива и его совестью. И это еще не все. Его остросовременные публицистические песенные произведения о горькой правде жизни нашли своих ценителей и почитателей. Кроме того, всегда требовал выхода его артистический талант. И еще вопрос, где он проявил бы себя больше, если бы не его дикция. Вот в этом господь, видимо, что-то упустил. Воспринимать его на слух трудно, поскольку говорит всегда очень быстро. Близким же людям это не мешает и ничуть не умаляет его таланты.  
Таков он, мой кузен, которого когда-то в детстве я, попросту говоря, спустила с лестницы. Так никто – ни родственники, ни он сам – до сих пор не знают этой истории. Я же, наблюдая в нем столько совершенств, порой задумываюсь: а может это и хорошо, что он тогда башкой треснулся? Кто его знает, проявились ли бы его разносторонние таланты, не урони я его с чердака?
 

********************






Категория: Бытовые картинки | Добавил: antomara (22.03.2009)
Просмотров: 837 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
                                    

Поиск

Друзья сайта
    1 2 3 4 5 6 7
    +5
    +
    -2°
    Писцово
    Воскресенье, 17
    Прогноз на неделю

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz