Писцово Вторник, 21.11.2017, 22:20
Приветствую Вас Прохожий | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Статьи [14]
Бытовые картинки [17]
Поэзия, однако... [63]

Разговорчики
300

Главная » Статьи » Бытовые картинки

М. Антонова ПОСЛЕКАРНАВАЛЬНАЯ НОЧЬ


– Вот говорят, новогодняя ночь, новогодняя ночь – ночь чудес и исполнения желаний! А приглядеться, так и видно сразу, все чудеса – творения рук человеческих. Даже когда не знаешь, плакать или смеяться … – Родион с усмешкой качнул головой и вспомнил нелепую  историю.
… Был он тогда еще добрым молодцем. Отслужил в армии и уже с год, примерно, работал на одном из строительных объектов городка, где жил. Армия, помимо главной воинской науки, обучила его еще и профессии каменщика. Дело свое он выполнял классно, очень скоро его заметили и назначили бригадиром. С Мишкой, товарищем своим, он знался еще до армии, а после службы, оказавшись в одной бригаде, отношения их стали и вовсе дружескими.
Родька жил вдвоем с матерью, а у Мишки было четверо братьев и сестер – семья была большая радушная и… очень музыкальная. Родька никогда там не чувствовал себя лишним и любил бывать в семье друга.
 А еще была у Мишки племянница, Верочка, лет на семь-восемь всего лишь уступавшая дяде в возрасте. Замечал Родька, что уж очень часто крутилась Верочка перед глазами, когда он приходил к Мишке. То присядет рядом с ними, о чем-нибудь повествуя, то о чем-то с интересом расспрашивает, то гитару в руки возьмет и начинает напевать-наигрывать, привлекая к себе внимание. Мишка цыкнет на нее, дескать, ступай отсюда, нечего тебе тут делать – убежит девчонка, а минут через пять-десять – снова тут как тут.
Верочке едва минуло шестнадцать, она ходила в школу, училась в 9-ом классе. Парни, естественно, держались с ней на расстоянии. У них были подружки, с которыми они ходили в кино, на танцы, а Верочке постоянно напоминали об уроках, о пользе чтения и прилежании в целом, когда она канючила взять на танцы и ее. Когда же они слишком обидно отказывали, большие глаза ее гневно вспыхивали, будто серые тучки на небе с отдаленными бликами грозовых зарниц.
День за днем стал замечать Родька, что эта сероглазая девчонка с косичками за спиной, все больше и больше занимает места в его сознании, душе, потихоньку вытесняя имена присутствующих там других девиц. Но всякий раз обрывал свои размышления, во время вспоминая: молода еще – школьница! 
Жениться Родька не спешил, так как считал зазорным для себя не накопить достаточных средств для достойного подарка будущей избраннице. Впрочем, маманя его поторапливала, тяготили ее уже долгие отлучки сына из дома, шатания-болтания по ночам – не известно, где, не известно, с кем. Родька лишь добродушно посмеивался в ответ, поигрывая крепкими мышцами.
Время шло, а Родиона все чаще тянуло в дом к Мишке. Исхитрялся порой прийти, наверняка зная, что того нет дома. Потупив глаза, извинялся перед Мишкиной матерью и просил разрешения подождать. Родиону всегда были рады, парнем он был спокойным, от него веяло какой-то надежностью, и мать поощряла эту дружбу.
А Верочка училась уже в 10-ом. Визиты Родиона по-прежнему вызывали в ней деятельный прилив. Все также она выбегала ему навстречу, сияющая, не лгущая, взволнованная первым девичьим чувством, не умея и даже не пытаясь скрыть его. Родион терял голову. Раненым медведем ворочалось в его душе смешанное чувство нежности и страха перед этой девочкой.
Приближался Новый год. И Родион решился. В новогоднюю ночь он скажет Верочке обо всем, что давно уже испытывает к ней. Догадываясь, что чувство их взаимно, Родион дал себе слово, что дождется ее совершеннолетия прежде, чем призывать Верочку к какому-то решению. Намерение это крепло тем больше, чем быстрее приближался новый год. Он собирался провести у друга новогоднюю ночь и ждал приглашения. 
Неожиданно Мишка перепутал все его планы .За день до нового года черти унесли его с подружкой в соседний город к ее родственникам, и раньше, чем через три дня он вернуться не обещал, как сказала его мать. Родион же с таким трепетом и волнением ждал, и столько раз 
«переигрывал» в воображении сценарий своего объяснения с Верочкой! Теперь же, в отсутствие друга, явиться на торжество к ним в дом было бы неловко и совсем некстати. Обозленный на Мишку, Родька не знал, куда себя деть. 
И вот она и пришла – новогодняя ночь, но… жизнь уже «дописывала» ему строчки СВОЕГО сценария . 
Провожая уходящий год, Родион поужинал с матерью, а затем отправился в районный Дом Культуры, предупредив, что придет не скоро, может, утром. Да и в самом деле – не сидеть же сиднем в новогоднюю ночь в одиночестве.  
Дом Культуры, сверкающий огнями и красавицей-елкой у входа, гремящий музыкой, несколько развеял не слишком праздничное настроение Родиона. Народу было – тьма – знакомые ребята, девчонки, стар и млад – кто только не принес сюда желание повеселиться. Гудел, танцевал, выпендривался, как мог, новогодний карнавал. И после пары заходов в буфет Родион тоже почувствовал легкое парение в душе и смирился с тем, что не получилось пока того, что предполагал. Веселье и праздничный кураж продолжались традиционно «до упада». (Для кого-то и в прямом смысле.)
Около четырех часов утра толпа молодежи стала рассеиваться. Решил идти домой и Родион. По пути с ним оказалась знакомая девица, жившая на соседней улице. Шли не торопясь, устав от шума, гама и винных паров. Без особого оживления поддерживали разговор о том, о сем. Но вот, наконец, и дом Родиона. Провожать Светку (так звали спутницу) никакого желания у него не было, но и оставить ее одну, вроде, как-то неудобно, не по-мужски. Дескать, я – дошел, а ты – как хочешь. Но выход нашелся.
  – А не зайдешь ли, Светка, к нам, чайку попить, – предложил Родька, увидев освещенные окна и сообразив, что мать от соседей уже вернулась. – 
 – А чё! Можно и чайку, – недолго думая, ответила Светка. – Пойдем! – И, припадая на его руку, смело шагнула за калитку.
 – Мам, это я… мы… – подал голос Родион, перешагивая порог горницы. – Но в ответ никто не отозвался. Дом был хоть и освещен, хоть и не заперт, но – пуст.
В душе Родька надеялся, что мать сейчас же возьмет на себя хлопоты гостеприимства, а он, посидев пару минут для приличия за столом, незаметно улизнет спать. Но понял, что мать еще не пришла, и угощать гостью придется самому. Однако чай надо было еще приготовить. А в русской печке, истопленной с вечера, Родька обнаружил чугунок горячих наваристых щей.
 – А щи будешь? – обратился он к Светке, не очень уверенный, что та согласится.
 – Буду. А то все мандарины да мандарины... – ответила гостья, несколько заваливаясь на стол в полудреме.
Родька поставил перед ней миску. Прихватил чугунок тряпкой с двух сторон и поднес к столу. Но, не имея достаточного опыта в обслуживании, стал наливать щи в миску прямо через край. И тут – о, ужас! – чугунок вырвался у него из рук и все содержимое опрокинулось Светке на колени, на ее нарядное красивое платье. Ошпаренная, Светка вскочила и готова была от гнева вцепиться в Родиона как дикая кошка.
 – Идиот! Ты что – с ума сошел? Или совсем ослеп? – орала она и, кажется, не столько от соприкосновения с горячим, сколько из-за утратившего свой шик и блеск дорогого платья.
Никакие попытки Родьки что-то сказать, что-то немедленно сделать, не возымели действия, и он пристыженно молчал, склонив голову, с трудом соображая, как поправить ситуацию. А Светка как фурия металась по комнате, плача и выкрикивая ему в лицо всякие гадости.
Наконец, Родион заставил ее сесть и, крепко опустив руки ей на плечи, сказал: 
 – Хватит орать! Нечаянно получилось – не специально же… Давай снимай платье, я тебе его застираю, в печке горячая вода есть. Возле лежанки платье быстро подсохнет, потом утюгом можно догладить – и все. Домой придешь в нормальном виде. – 
  – Еще чего – платье снимай! – заикнулась было Светка, но Родька не дав ей договорить, бригадирским тоном повторил:
 – Снимай, говорю! Сама иди в прируб, там моя постель, обернись одеялом и жди, когда я все сделаю. Ну, давай, иди же! – 
Светка подчинилась. Ушла в прируб. А Родька принялся приводить в порядок испорченное платье.
Управившись с ним, притомился – кто бы мог подумать, что мужику в новогоднюю ночь стиркой заниматься придется? «Однако, загулялась мать где-то – мелькнула мысль в его сознании – а ведь надо бы и поспать».. Предполагая, что она вот-вот должна вернуться, скользнул взглядом по ее кровати и пошел к себе в прируб. Там Светка, безмятежно разметавшись, спала в его постели. «Ну, и куда же мне деться-то», – думал Родька, чувствуя, что засыпает на ходу. Да так и прилег, не раздеваясь, поверх одеяла рядом со спящей Светкой. Двери по-прежнему оставались не заперты.
А в это время Светкины родители, также подгуляв у приятелей, возвращались домой. Навстречу им попалась Светкина подружка. Расцеловав и поздравив друг друга с новым годом, родители поинтересовались, как попраздновала молодежь. И узнали, что после карнавала в Доме Культуры, Светку пошел провожать Родион. «А что, Родион – серьезный парень, – сошлись в своем мнении родители» – и по дороге к себе решили заглянуть в дом предполагаемого жениха.
Удивились, что все кругом не заперто, открыто. Зашли в сени, постучали в горницу – никто не отзывается. Вошли, огляделись. В передних комнатах тоже никого нет. Открыли дверь в прируб…
 – Вот так дочка! – и ахнули.
Сон, покой и тишина разом были нарушены. Светка обливаясь слезами, что-то пыталась сказать про щи, про платье , но ее никто не слушал, с языка родителей слетали вопли возмущения и проклятья. Наконец, отец Светки, ухватив Родиона за грудки, хлестанул его фразой, как огнем обжег:
 – Ну, Родька, или ты – подлец, или – женись на Светке! Сам увидел, не пытайся что-то объяснять… –  
Неслышно вошла мать Родиона. Не очень понимая, что тут произошло, все же догадалась, что в постели сына сидит, пожалуй, будущая невестка.
 – Здорово, сватьюшка! – обратился к ней Светкин отец. – Вот, погляди, каков новогодний-то подарочек от наших деток. – 
Посыпались какие-то вопросы, выяснения, смех, угрозы… Родион сидел на стуле, обхватив голову руками и пригнувшись к коленям. Его охватило оцепенение. Остатками вздрюченного разума он понимал, что вся эта нелепица как-то утрясется, исчезнет, и все весело посмеются над проказами новогодней ночи. 
Наступало утро. На кухне уже что-то шипело и булькало, женщины колдовали над первым завтраком в новом году, приглашая всех к столу и всем своим видом показывая, что самое приятное только начинается…


P.S.
  Спустя много лет, у этой истории появилось короткое, но неожиданное и яркое продолжение. Впрочем, это уже другая история.






Категория: Бытовые картинки | Добавил: antomara (11.01.2009)
Просмотров: 811 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
                                    

Поиск

Друзья сайта
    1 2 3 4 5 6 7
    +5
    +
    -2°
    Писцово
    Воскресенье, 17
    Прогноз на неделю

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz