Писцовский Форум
Среда, 22.11.2017, 06:28
Приветствую Вас Прохожий | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Писцовский форум » Общение » Место для общения » Майя Владимировна Кристалинская (Майя Кристалинская — музыкальный символ поколения)
Майя Владимировна Кристалинская
FadinДата: Понедельник, 03.05.2010, 16:07 | Сообщение # 1
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
Посвящается моей маме

Майя Кристалинская поёт
и грудного голоса волной,
обнимая, увлекает нас
в пору ту, где было всё весной…
(Руфь Тамарина)

Старые кадры чёрно-белой кинохроники шестидесятых годов, художественные фильмы тех лет и удивительный женский голос за кадром и на виниловых пластинках. В голосе этом нет «надрывов», высоких и фальцетных нот, в нём есть какая-то грусть и нежность. Говорят, что глаза – зеркало души, а голос – что-то божественное, данное от Бога, и голос этой женщины был и остаётся неким эталоном камерности, женственности и, если хотите, голосом Эпохи.
Мы все родом из детства. И у каждого из нас оно было разным. Кто-то провёл его на берегах Волги или Шексны, кого-то звали вдаль воды реки Колымы или Лены, а кого-то – Бирюсы, Чуны или Ангары.
Поколение, родившееся в тридцатые годы прошлого века, застало детьми войну. Ту, страшную войну, когда погибло более 20 миллионов наших граждан. Они ещё детьми хлебнули и холод, и голод, и бомбёжки, и похоронки на родных, и они же познали Победу со слезами на глазах. Это они учились в послевоенное время наравне с теми, кто на студенческую скамью сел прямо в военных шинелях и солдатских гимнастёрках. Всё было у них пополам – и радости и горести, отмена хлебных карточек, новые – старые трофейные фильмы и наши, послевоенные, фильмы, которые дарили людям радость. Ощущение мира и понимание мира приходило с восстановлением страны, освоением целинных земель и с грандиозными стройками в Сибири – вот что такое пятидесятые послевоенные годы в СССР.
Первые полёты человека в космос, гигантские плотины гидростанций, победа революции на Кубе, Берлинская стена в Германии, государственный переворот в Советском Союзе – это были шестидесятые годы прошлого века в нашей стране.

Обычная девчонка

В тридцать втором году прошлого века в семье врача родилась дочь Майя. Семья была простой московской, но всё же интеллигентной семьёй. Это качество интеллигентности придавал семейному быту и воспитанию Майи отец. Его головоломки, шарады и ребусы охотно печатались в детских журналах, а сам он вёл кружок в Доме пионеров.
Ни особого достатка, никаких привилегий. Разве что жили в центре Москвы, да одна из тетушек Майи была оперной певицей. Она работала в Театре Станиславского и Немировича-Данченко и жила в доме рядом с театром. Тётя Лиля была человек компанейский и даже светский, а муж её Павел Самойлович Златогоров долгое время возглавлял театр.
Таким образом, музыка вошла в жизнь Майи с детства. Однако нотную грамоту она освоила, став уже профессиональной певицей. Еще в школе она пела в хоре Центрального Дворца детей железнодорожников, которым руководил И. Дунаевский. Ни о какой карьере эстрадной звезды она не задумывалась.
Окончив школу, Майя Кристалинская поступила в московский авиационный институт (МАИ) где успешно училась и пела в институтском хоре. Руководители этого хора и разглядели в этой скромной, тихой девушке поставленный от природы голос. Несильный, но очень «душевный». А подруга по хору, будущая прима Александринки Галина Карева, настаивала, чтобы Майя посвятила себя пению…
Карева ушла и из хора МАИ, и из института. Её ждала серьёзная карьера оперной певицы.
Ну а Майя… Подобно героиням многих своих песен, она чего-то ждала, надеялась, но… всё не решалась. Окончив институт в 1955 году, она вместе со своей подругой были направлены в Новосибирск на авиационный завод.
Ей предстояло три года отработать на производстве. Конечно, домашней московской девочке было и интересно (время-то какое романтическое: начало «оттепели», подъём целины!), и всё же боязно.
Девушки надеялись, что их ждёт интересная работа, участие в культурной жизни столицы Сибири. А им предложили выдавать детали рабочим в цеху, далеко от центра города. Они оказались в условиях непривычных и даже страшноватых. Через несколько дней девчонки рванули назад, в Москву.
По тем временам это было почти преступлением. Их выручили, пожалуй, лишь связи Златогорова да то обстоятельство, что отец Вали Котёлкиной был личным шофером партийного бонзы.
Дело возбуждать не стали, а Майю устроили в КБ авиаконструктора Яковлева.

Лолита Торрес из КБ

Это было время, когда на экранах страны ещё шли трофейные немецкие фильмы с участием Марики Рекк. Но их успех был перекрыт одним только фильмом с участием молодой аргентинской актрисы Лолиты Торрес, – фильмом «Возраст любви». Знойная мелодрама эта прочно забыта, она уже давно померкла перед нынешними сериалами подобного рода, но вот песни в исполнении Лолиты Торрес стали «нашенскими» песнями, пожалуй, на все 50-е годы.
Именно их, на испанском, не понимая ни слова, но с отличным произношением и стала петь Майя Кристалинская. Работа в КБ Яковлева была поставлена строго: этот любимец Сталина не терпел расхлябанности. Целый день приходилось склоняться у кульмана. И только в обеденный перерыв можно было расслабиться. Полчаса на еду, затем пятнадцать минут концерт участников самодеятельности или силами приглашённых артистов. И снова за кульман.
Вот эти пятнадцать минут, а также все вечера, проведённые в хоре Центрального Дома работников искусств (ЦДРИ), и были временем, которое судьба тогда отпустила Майе Кристалинской на занятия искусством.
Руководительница хора сказала Майе: «Для нашего репертуара ты в солистки не годишься. Твоему голосу нужна песня особая, негромкая, идущая от души. Там ты королева. Иди в «Первый шаг» (Эстрадное объединение Э.С. Разниковского).

Праздник со слезами на глазах

Решающим в жизни Майи стал 1957 год, – год Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Ассы нашей эстрады забеспокоились: нужно было выдвигать молодые дарования. Полигоном для этого стала студия «Первый шаг» при ЦДРИ. Её возглавил молодой композитор и дирижёр Юрий Саульский. Участников для фестивальных программ отбирало строгое жюри, куда входили такие монстры и зубры от искусства, как Валерия Барсова, Рина Зеленая и Леонид Утесов.
Тогда, в стенах студии, начали свою серьезную артистическую карьеру будущие звезды Майя Кристалинская, Гюли Чохели, Ирина Подошьян. Скромный еврейский мальчик Савелий Крамаров, мгновенно преображаясь, великолепно изображал шпану из подворотни.
Несколько фестивальных дней (конец июля – начало августа) вылились в сплошной праздник. Спектакли, концерты, шоу, общение на всех улицах, на всех языках. Это был такой поток и потоп счастья, что молодой Гарсия Маркес (тоже гость фестиваля) заметил: счастье советского народа и советского правительства в том, что народ ПРОСТО НЕ ЗНАЕТ, как он плохо живет.
Однако для «Первого шага» прозрение наступило чуть ли не на следующий день после праздника. Газета «Советская культура» вышла с разгромной статьёй «Московские стиляги», в которой грубо и «навсегда» раскритиковала «стиляг» на эстраде, – а именно «Первый шаг» во главе с Ю. Саульским. За статьёй, как выяснилось, стояли известный музыкальный консерватор Дмитрий Кабалевский и главный джазмен страны А. Цфасман. Он-то и был вдохновителем этого опуса, справедливо усмотрев в ребятах из «Первого шага» будущих конкурентов себе.
Удар был точно рассчитан: девушки из «Первого шага» рыдали, мужчины ходили мрачнее тучи. И все понимали, что вскоре, как это и было у нас принято, последуют «оргвыводы».
На «Первом шаге» карандаш бюрократов и конкурентов поставил жирный-прежирный крест.
Её взяли солисткой в оркестр под управлением Олега Лундстрема. Но то ли этот джазовый коллектив не соответствовал её творческим устремлениям, то ли наоборот - Лундстрему не повкусилась её «раздумчивая» манера исполнения, которую она не собиралась менять - это уже не суть важно. Факт то, что через полгода Кристалинскую уволили из оркестра «по сокращению штатов».
Может быть, кого-то и привлекала обезоруживающая простота на сцене, вызывающая скромность костюма, скупость в подборе изобразительных средств - словом, всё то, что никак не соответствовало имиджу эстрадной звезды (тем более в оркестре О.Лундстрема), но говорить о какой-то признательности широких масс в этот период ещё не приходится.

Певица и… женщина

Итак, уходить из родного КБ пока не стоило… хотя известность Кристалинской как певицы становилась всё шире. Правда, звездой её ещё не считали, – видели в ней, скорее, «свою девчонку».
После одного из выступлений к ней подошёл молодой человек, чем-то похожий на сильно исхудавшего Марчелло Мастрояни. Он представился. Это был выпускник мединститута Аркадий Арканов. Они познакомились 30 апреля. Второй раз встретились в знаменитом ресторане ВТО. Третья встреча состоялась на День Победы. Арканов сделал Кристалинской предложение. 1 июня 1958 г. они поженились. Родители молодых не были в восторге от выбора детей.
Родные и близкие молодожёнов были поставлены перед фактом. Срочно сыграли свадьбу. Родня Арканова прибыла с Украины, московская родня Кристалинской… Короче, обе родни в восторг друг от друга не пришли. Над свадебным столом повисло напряжённое молчание. Его попытался разрядить отец невесты. Узнав, что Арканов пишет юморески, он пошутил: «Вот есть у нас сатирик Аркадий Райкин. А теперь еще будет и Аркадий Майкин!»
Шутка должного эффекта не возымела. Тогда он, вздохнув, достал из портфельчика железные «головоломки» и раздал участникам пиршества. Свадьба засопела над хитрыми железками.
– Ты с ним жить не будешь! – сказала Майе при расставании одна из подруг.
Она как в воду глядела.
Позже Арканов признался, что познакомился с Майей «на слабо», поспорив с другом. Чувство любви было не столь глубоким, сколь чувство творческой ревности. Майя завоевывала эстраду. А Аркадий… Получив летом диплом, он стал участковым врачом. Его творческие перспективы были ещё в тумане…
В октябре того же года состоялись выборы в советские органы. Арканов собрал портфель, чтобы ехать голосовать по месту жительства (молодые снимали комнату на «нейтральной» территории).
– Я ухожу, – сказал Аркадий.
– Не выдумывай! – рассердилась Майя.
Но он не выдумывал.
Вскоре он встретил новую любовь. Но Арканов и Кристалинская сохранили приязненные отношения и даже числились еще несколько лет мужем и женой, пока Арканову не понадобился развод для получения отдельной жилплощади.
В некоторых своих интервью А. Арканов говорит, что у Майи тогда стала кружиться голова от успехов. Вряд ли это слова обиженного судьбой человека: он теперь весьма успешен. Скорее, довольно точная оценка настроения Кристалинской.
Если мы вглядимся в её фото повнимательнее, то обнаружим не только «уютность» и интеллигентную простоту облика, но и…
Нет, безусловно, немалые творческие амбиции, честолюбие были свойственны Майе, как и недюжинный темперамент: неслучайно так удавалось ей выступать в роли жгучей аргентинской звезды Лолиты Торрес…

Теперь уже «профи»

Лето 1958-го стало для Майи судьбоносным. Этим летом она взяла в КБ сразу два отпуска: очередной и месяц «за свой счёт» и отправилась на гастроли по Закавказью.
Успех был ошеломляющий. Одна из юных поклонниц, не имея никакой другой бумажки для Майиного автографа, протянула ей… свою «зачётку»!
После этих гастролей Майя в КБ уже не вернулась. Она твердо выбрала для себя эстраду.
В 1960 году на экраны страны выходит художественный фильм «Жажда», и Кристалинская записывает на пластинку песню Маши из этого фильма (музыка А. Эшпая, слова Г. Поженяна):

Ночь была с ливнями
И трава в росе,
Про меня «счастливая»
Говорили все…

И... мгновенная популярность. Семь миллионов (!) пластинок с песней Майи Кристалинской как не бывало. Это при том, что её запись чуть ли не каждый день звучала по радио.
Поступило предложение от «первого трубача Старого Света» Эдди Рознера, считавшего, что все лучшие певицы Союза должны петь только у него.
Это было весьма лестное предложение. Тем более что собственно джазовым вокалом Майя не владела. Эту миссию взяла на себя юная Гюли Чохели, потом в этом качестве ее сменила Ирина Подошьян.
А Майе достался её коронный лирический репертуар.
Можно, конечно, рассуждать о мастерстве артистки, её тонкой музыкальности, тёплом тембре голоса, эмоциональности и естественности художественного высказывания, о подлинном сценическом обаянии - все эти качества присутствовали у Кристалинской во всей их полноте (хотя некоторые музыканты, вроде Цфасмана, скептически относились к ней, даже обвиняли в «неграмотности», «дилетанстве»). Но, слушая Кристалинскую, мне, ей-богу, никак не хочется вдаваться в наукообразный анализ её творчества и проверять гармонию алгеброй. Хочется просто притихнуть и внимать голосу певицы, ставшей вдруг, вопреки всяческим прогнозам, душевным камертоном народа на целое десятилетие. Всё осталось без изменений: скромный эстрадный «прикид» и отсутствие каких-либо внешних эффектов. Она по-прежнему держалась на сцене свободно, но без тени развязности, не металась по сцене от кулисы к кулисе с «поводком» от микрофона и не выпрашивала взмахами рук аплодисментов у аудитории. Но что ни песня в её исполнении - то маленькое откровение, сгусток сердечного тепла и нежности.
Итак, «Старый клён», запись 1961-го года. Песня из кинофильма «Девчата»…
А как же! Песни Александры Пахмутовой, Алечки, как её ласково называли на советской эстраде, все любили. И фильм любили с этой малышкой — Наденькой Румянцевой.

Старый клён, старый клён,
Старый клён стучит в стекло,
Приглашая нас с друзьями на прогулку.
Отчего, отчего, отчего мне так светло?
Оттого, что ты идёшь по переулку.

А вот какая чудная песня — «А снег идёт»! Стихи, не текст, а стихи! Написал Евгений Евтушенко. Песня из кинофильма «Карьера Димы Горина». Фильм, конечно, то что называется «советский». Но такой милый этот кассир Дима, который в финальной сцене встречается со своей любимой! Нелепый интеллигентный мальчик, волею судьбы превратившийся в строителя ради любви. Но сколько миллионов зрителей привлекала эта красивая зимняя сказка! Как жаль, что он умер… Не Дима Горин, а Александр Демьяненко.

А снег идёт, а снег идёт,
И всё вокруг чего-то ждёт,
Под этот снег, под тихий снег
Хочу сказать при всех:
— Мой самый главный человек,
Взгляни со мной на этот снег,
Он чист, как то, о чём молчу,
О чём сказать хочу…

Жаль, что по ТВ мало показывают старых фильмов, даже по этому кабельному телевидению нечего смотреть, да я и не смотрю, уж лучше старые книги перечитывать, классиков, на которых мы росли. Мы в метро не читали в паузах между пересадками эти жуткие, в руках разваливающиеся книжонки. «Женский роман»… Не бывает женских и мужских романов, бывает хорошая литература и плохая. Хорошая литература в шкафу собрана. Отвлеклись мы от Димы Горина в исполнении совсем юного Александра Демьяненко и от песни, когда-то очень любимой.
В песнях Майи Кристалинской присутствует вальс. Он был у каждого из нас в жизни. И первым вальсом был школьный выпускной вальс. Для меня этим вальсом стала песня Майи Кристалинской «Девчонки танцуют на палубе» (А. Пахмутова – Н. Добронравов). Ещё бы! Наша школа находилась меньше чем в километре от Ангары.

Чуть охрипший гудок парохода
Уплывает в таёжную тьму.
Две девчонки танцуют на палубе,
Звёзды с неба летят на корму.
А река бежит, зовёт куда-то,
Плывут сибирские девчата
Навстречу утренней заре
По Ангаре,
По Ангаре.

*****
Ты пришёл к нам таёжной тропинкой,
На моём повстречался пути.
Ты меня называл бирюсинкой,
Всё грозил на медведя пойти.
Только вдруг завтра утром уедешь, —
Станет зябко тебе у костра…
Может, ты и пойдешь на медведя,
Да боишься в тайге комара.

Кстати, вторая песня — «Таёжный вальс» — это ответ девушки на песню «Бирюсинка» Колмановского и Ошанина. Еще один замечательный тандем композитора и поэта.
Сколько интересных ситуаций, сколько историй в песнях Кристалинской. Её негромкий голос жалел, утешал, давал надежду или рассказывал, что девчонка не единственная в таком положении, и нужно жить дальше.

Ночь была, был рассвет,
Словно тень крыла.
У меня другого нет,
Я тебя ждала.
Всё ждала и верила,
Сердцу вопреки:
Мы с тобой два берега
У одной реки.

******

Я узнаю цену раю,
Ад вкусив в раю.
Я тобой переиграю
Молодость свою.
Переходы, перегрузки,
Долгий путь домой…
Вспоминай меня без грусти,
Ненаглядный мой.

Если посмотреть на список песен Майи, вспомнить музыку, стихи. Эти песни «сделали» нынешних уже немолодых женщин, девчонок 60-х. Думаю, что они соотносили с ними свои чувства, мысли, мироощущение. Тех женщин, которых вы видите перед собой — не только продукт эпохи, но и продукт того лучшего, что было в советской массовой культуре. Хотя, какая же она массовая? Талантливые певцы, композиторы, поэты… Каждое имя на слуху, каждое имя любимо и почитаемо. Может, девочки 60-х слишком идеализировали будущую взрослую жизнь, может, им не хватало здорового прагматизма, а романтики было с перехлёстом. Но поверьте, друзья, что они счастливы, что их жизнь сложилась именно так, а не иначе, и то, о чём они говорили друг с другом, для них не пустой звук, не желание как-то оправдать негативы их времени.
Они, конечно, не были «тургеневскими барышнями», во всяком случае, если и были, то не все и не так уж буквально. Но представьте себе молоденькую барышню, воспитанную хорошими книгами, театром, гениальными актерами (а в их время по воскресеньям в 14 часов по телевидению был обязательный спектакль ведущих московских театров), которая, переживая свою первую любовь, в этой самой радиопередаче для полуночников слушает такие песни в исполнении Майи:

Пусть завтра кто-то скажет, как отрубит,
И в прах развеет все твои мечты.
Как страшно, если вдруг тебя разлюбят,
Ещё страшней, когда разлюбишь ты.
Померкнет всё, и краски потускнеют,
И потеряют запах все цветы.
Тебя не любят. Есть ли что страшнее?
Ещё страшней, когда не любишь ты…

Инна Гофф написала стихи к этой песне… А вот смотрите, как интересно перекликаются эти две песни Кристалинской! К первой тоже Инна Гофф стихи написала («И меня пожалей»), а ко второй — Роберт Рождественский («Полынь»).

Для чего ты сказал
Среди ясного дня,
Что её ты жалеешь,
А любишь меня?
То ли снег за окном,
То ли пух с тополей…
Об одном я прошу:
И меня пожалей…

******

Зачем на склоне дня
Холодный дождь полил?
Ты целовал меня,
А на губах полынь…
Горчит полынь-трава…
Теперь-то знаю я:
Полынь — твои слова!
Полынь — любовь твоя!

Мне кажется, если посмотреть на список песен, что всю сознательную жизнь девочек 60 –х сопровождали песни Майи — развивали душу, ставили и решали сложные вопросы на каждом этапе их женской судьбы… На каждом этапе — от нижних юбок для увеличения девчоночьих форм до первой седины в волосах и первых настоящих, не придуманных женских горестей.
После этого неловко даже вспоминать, что в 1962 году Майя Кристалинская получила только третью премию на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады и стала даже не лауреатом, а лишь дипломантом. Третьих премий там удостоились 27 вокалистов! Кто они?.. Где они?..

Добавлено (03.05.2010, 15:56)
---------------------------------------------
Лёгкая косынка вокруг шеи…

Мало кто знал, что неизменная косынка, обвивающая шею певицы — не талисман, не новомодная придумка, которую тут же начали копировать многие женщины, — она скрывала огромную человеческую трагедию Майи Кристалинской.
Никто не подозревал, почему так печально звучит её голос, почему так печальны порой песни, которые она выбирала для исполнения, что скрывается под её знаменитой косынкой…
Однажды после гастролей с оркестром Рознера в Новосибирске Кристалинская почувствовала недомогание. Элементарная простуда, с кем не бывает. Болезнь вроде быстро прошла, а тут и новые гастроли в Ленинград. Но потом Майя, разглядывая себя в зеркало, заметила на шее выступающие узелки. Обратила на них внимание и Мария Лукач, тоже рознеровская солистка, проживающая с Майей в одном номере. От неё узнал о случившемся и сам Эдди Рознер. «Я тебя не хочу пугать, но иди немедленно к врачу. Любую болезнь запускать нельзя, холера ясна», - сказал он Майе.
Ей не было тридцати, когда врачи установили страшный диагноз — опухоль лимфатических желез (лимфогранулематоз). Слово «злокачественная» вслух ещё не сказано, нужны были дополнительные анализы, лечение, наблюдение. К сожалению, подтвердилось худшее - у Кристалинской обнаружили рак. Начались сеансы облучений. Вот почему на шее у Кристалинской появился тот самый платочек, на который зрители всегда обращали внимание. Может быть, догадывались, в чём дело.
Как вспоминала подруга детства и юности Валентина Котёлкина:
- Она не любила жаловаться… Слово «злокачественная» не было произнесено, но… Мы, как в юности, вместе поплакали, а домашним Майя ничего не сказала…
Она продолжала выходить на сцену такой же, как прежде, легкой походкой. Правда, голос стал чуть печальнее, в глазах появилась грусть, а на шее — кокетливо повязанная маленькая косыночка. Московские модницы, не зная, что Майя таким образом маскирует следы от облучения, тоже начали завязывать на шее маленькие косыночки.
24 года прожила певица в ожидании неминуемого финала, и какой пыткой оборачивался для неё каждый год, вырванный у смерти. Ведь всего за три месяца из-за травмы родинки умерла другая известная певица — Лидия Клемент. Жить в постоянном страхе и при этом петь…
Болезнь будет мучить певицу то, отступая, то, атакуя такими приступами, что Майя не в состоянии была выносить до конца назначенные курсы лечения.
В конце 60-х Майя Кристалинская познакомилась с архитектором Эдуардом Максимовичем Барклаем. Кристалинская и Барклай стали жить вместе, а через некоторое время гражданский брак сменился официальным.
У Кристалинской не было детей. Не могло их быть из-за страшной, смертельной болезни. Но с каким материнским чувством она, молодая женщина, пела песни:

Аист

Еще сады не распускались
В ответ на первое тепло,
А я гляжу: знакомый аист
Над крышей выпрямил крыло.
Ах, здравствуй, аист,
Мы наконец тебя дождались.
Спасибо, аист,
Спасибо, птица,
Так и должно было случиться.
Слова В. Семернина

Колыбельная
с четырьмя дождями

Дождь прохожих осыпает,
В окна моросит.
Мой мальчишка засыпает, но ещё не спит.
- Мама, расскажи мне о дожде…
И пою я тихо сыну
Днём и под луной:
Дождь бывает жёлтый, синий,
Серый, голубой…
Голубой, он самый добрый,
С ним цветы цветут.
Голубой идёт недолго-
Его долго ждут.
Слова Л. Лучкина

Нежность

Особая страница в творчестве Кристалинской связана с песнями А. Пахмутовой, многим из которых она дала путёвку в жизнь, осветив их некой загадочностью своего дарования. Сначала это были «Письмо на Усть-Илим» и «Девчонки танцуют на палубе». Потом пришла очередь «Нежности» - этого маленького шедевра Майи Кристалинской, который можно сравнить разве что с «Журавлями» Марка Бернеса или «Тремя вальсами» Клавдии Шульженко. Мне кажется, что по эмоциональной насыщенности, глубине и напряжённости чувств исполнение певицей «Нежности» приближается к идеалу.
«Мне важен не сам лётчик, а человек, который глазами поэта смотрел оттуда на Землю» (Николай Добронравов).
Сами авторы, писавшие песню «по заказу», не предполагали, каким невероятным успехом она будет пользоваться, какая долгая и счастливая судьба её ожидает. «Нежность» исполняли многие: Синявская, Зыкина, Гвердцители, Сенчина, но в памяти поколения 60-х осталась она — Майя Кристалинская — и её исполнение.
На сайте «Пахмутова в Интернете» насчитывается 28 (!) вариантов исполнения песни «Нежность». Желающие могут выбрать любой из них и послушать песню в исполнении самых разных певиц или просто мелодию в формате midi.
Вообще говоря, «Нежность» во многом обязана своим успехом настойчивости именно Майи Владимировны. Когда Кристалинская исполнила её в первый раз, то особого успеха «Нежность» не имела. Аркадий Островский даже набросился на Пахмутову в антракте: «О чём вы пишете? Какой-то никому не известный французский лётчик! Уж тогда бы о Чкалове написали, что ли! Ближе к народу быть надо! Вот у меня: «А у нас во дворе…» – всем понятно, близко, и все довольны…»
Но Кристалинская упорно всегда включала эту песню в свои концерты. Да тут ещё и успех фильма «Три тополя на Плющихе», где лирическим лейтмотивом – «Нежность».
Теперь представить историю нашей эстрады без этой песни уже невозможно…

Опустела без тебя Земля…
Как мне несколько часов прожить?
Так же падает в садах листва,
И куда-то всё спешат такси…
Только пусто на Земле одной
Без тебя, а ты…
Ты летишь, и тебе
Дарят звёзды
Свою нежность…
Так же пусто было на Земле,
И когда летал Экзюпери,
Так же падала листва в садах,
И придумать не могла Земля.
Как прожить ей без него, пока
Он летал, летал,
И все звёзды ему
Отдавали
Свою нежность…

В 1966 году по опросу телезрителей Майя Кристалинская становится лучшей эстрадной певицей года, а песню «Нежность» — лирический лейтмотив фильма «Три тополя на Плющихе» — поют всей огромной, кипучей, никем непобедимой страной.

Большой успех и «малые» неуспехи

Хрущёвская «оттепель» имела массу примет. В частности, радио стало менять свой формат на менее официальный. Появилась популярнейшая передача «С добрым утром!», где полагалось давать семь премьер песен и эстрадных номеров в каждом выпуске!
Тёплый, задушевный голос Майи Кристалинской стал, можно сказать, визитной карточкой этой передачи. Именно здесь состоялась премьера знаменитого «дворового» цикла А. Островского на стихи Л. Ошанина. Композитору, поэту и исполнителю (им был Иосиф Кобзон) удивительно точно удалось попасть в яблочко: создать шедевры простоты, лиризма и совершенной эмоциональной, интонационной точности. Без преувеличения этот цикл можно назвать неформальным гимном начала 60-х. Хотите почувствовать аромат того времени, – послушайте эти песни.
По словам композитора Аркадия Островского, «дворовые циклы» песен появились под прямым воздействием фильмов итальянского неореализма.
В 1962 году — «А у нас во дворе», «И опять во дворе», «Я тебя подожду». В 1965 году — «Вот снова этот двор» и «Детство ушло вдаль». Второй цикл, как рассказывают его авторы, появился благодаря бесчисленным письмам слушателей, требующих продолжения рассказа о судьбе героев. Слова ко всем песням написал Лев Ошанин, а спели их Иосиф Кобзон и Майя Кристалинская.
Вот только приходили нарекания от многочисленных слушательниц: как же так, лирический герой дан во всей полноте, а женщины, – чем они хуже?..
Ошанину и Островскому срочно пришлось написать несколько песен и от лица героини. Их исполнила Майя Кристалинская, сразу став первой лирической певицей поколения. А может, и всей нашей тогдашней эстрады…

А у нас во дворе

А у нас во дворе есть девчонка одна,
Между шумных подруг неприметна она.
Никому из ребят неприметна она.
Я гляжу ей вслед:
Ничего в ней нет.
А я все гляжу,
Глаз не отвожу…
Есть дружок у меня, я с ним с детства знаком, —
Но о ней я молчу даже с лучшим дружком.
Почему-то молчу даже с лучшим дружком.
Не боюсь я, ребята, ни ночи, ни дня,
Ни крутых кулаков, ни воды, ни огня.
А при ней — словно вдруг подменяют меня.
Вот опять вечерком я стою у ворот,
Она мимо из булочной с булкой идет…
Я стою и молчу, и обида берет.
Или утром стучит каблучками она, —
Обо всем позабыв, я слежу из окна
И не знаю, зачем мне она так нужна.
Я гляжу ей вслед:
Ничего в ней нет.
А я все гляжу,
Глаз не отвожу…

Я тебя подожду

Ты глядел на меня, ты искал меня всюду,
Я, бывало, бегу,
Ото всех твои взгляды храня,
А теперь тебя нет,
Тебя нет почему-то,
Я хочу, чтоб ты был,
Чтобы так же глядел на меня.
А за окном то дождь, то снег,
И спать пора, и никак не уснуть.
Все тот же двор, все тот же смех,
И лишь тебя не хватает чуть-чуть.
Я иду без тебя переулком знакомым.
Я спешу не с тобой,
Не с тобой, а с Наташкой в кино,
А тебе шлют привет
Окна тихого дома
Да еще старики,
Что все так же стучат в домино.
Во дворе дотемна
Крутят ту же пластинку.
Ты сказал, что придешь,
Хоть на вечер вернешься сюда.
Вечер мне ни к чему,
Вечер мал, как песчинка.
Я тебя подожду,
Только ты приходи навсегда.
А за окном то дождь, то снег,
И спать пора, и никак не уснуть.
Все тот же двор, все тот же смех,
И лишь тебя не хватает чуть-чуть.

И опять во дворе

Ты не грусти, может быть, ещё встретимся,
Я от тебя не сбегу никуда,
Сколько в пути не пробуду я месяцев,
А возвращусь хоть на вечер сюда.
И опять во дворе нам пластинка поёт
И проститься с тобой всё никак не даёт.
Не отнимай свою руку, пожалуйста,
Как бы судьба не сложилась для нас.
Завтра забудь меня, маме пожалуйся,
Но поцелуй на прощанье хоть раз.
В туфлях на гвоздиках, в тоненьком свитере,
Глупая, всё тебя мучит одно —
Как бы подружки тебя не увидели,
Да старики, что стучат в домино.
Губы не прячь и вокруг не поглядывай,
Ты уж, как хочешь, а мне по душе,
Помнить квартиру сто двадцать девятую,
Твой огонёк на шестом этаже.
Ты не грусти, может быть, ещё встретимся,
Я от тебя не сбегу никуда,
Сколько в пути не пробуду я месяцев,
А возвращусь хоть на вечер сюда.
И опять, и опять, и опять, и опять,
И опять во дворе нам пластинка поёт
И проститься с тобой всё никак не даёт.

Вот снова этот двор

Вот снова этот двор, мой добрый, старый дом.
Я с тех счастливых пор два года не был в нем.
На милом этаже — квадратики огня,
Теперь уже они горят не для меня.
Здесь все иное вдруг, и дождь иной, и снег,
Другой пластинки звук, другой девчонки смех.
Стучат давным-давно другие каблучки,
И лишь за домино, все те же старики.
Вот переулок мой, но нет ответных глаз,
Вернулся я домой, а ты не дождалась.
У этих вот ворот шаги твои стерег,
Где он еще мелькнет, твой тонкий свитерок?

Детство ушло вдаль

Детство ушло вдаль…
Детства чуть-чуть жаль.
Помнишь сердец стук,
И смелость глаз,
И робость рук?
И все сбылось, и не сбылось,
Венком сомнений и надежд переплелось,
И счастья нет, и счастье ждет
У наших старых, наших маленьких ворот.
Если б тебе знать,
Как нелегко ждать,
Ты б, не теряя дня,
Догнал меня,
Вернул меня.
Слышишь шагов звук,
Двери входной стук?
Голос встречай мой,
Спешу к тебе —
Спешу домой!
И все сбылось, и не сбылось,
Венком сомнений и надежд переплелось,
И счастья нет, и счастье ждет
У наших старых, наших маленьких ворот.

Мало кто помнит, что и ещё один хит времени – песню «Пусть всегда будет солнце!» – первой исполнила Майя Кристалинская. Только потом песня стала популярнейшей в исполнении Тамары Миансаровой.
С Кристалинской сотрудничали лучшие эстрадные композиторы-песенники. Молодой Микаэл Таривердиев начинал писать именно для неё.
А с песней «В нашем городе дождь…» (музыка Э. Колмановского, стихи В. Поженяна и Е. Евтушенко) произошло сразу несколько казусов.

В нашем городе дождь,
Он идет днём и ночью.
Слов моих ты не ждёшь, ты не ждёшь,
Я люблю тебя молча.
Дождь по крышам стучит,
Так что стонут все крыши.
А во мне всё молчит, всё молчит,
Ты меня не услышишь.
Я люблю высоко,
Широко, неоглядно,
Пусть тебе это всё, это всё,
Совершенно не надо…

Композитор писал её для одной певицы из Большого и ни за что не хотел отдавать песню Кристалинской для «С добрым утром!». А формат передачи требовал премьеры. И сердце Кристалинской, услышавшей песню в хриплом полунапевном исполнении автора, востребовало её. Майя поняла, что это шедевр и одна из возможных её визитных карточек.
Итак, лишь раз услышав её в исполнении маэстро, Майя в тот же день записала песню на радио и упросила Колмановского «только послушать».
Он послушал. И сказал, что для певицы из Большого он напишет лучше оперу. А эту песню подарил Майе.
Увы, премьера её на радио, огромный успех песни среди слушателей не гарантировали и от провала… Он, этот провал, состоялся на телевидении. Снималась одна из новогодних передач. Майю Кристалинскую впервые пригласили на ТВ, и вот именно с этой песней…
В результате последовали разгромные оргвыводы теленчальства: песня не по сезону (про дождь, а у нас, типа, снег), упадочническая по характеру (о несчастной любви, что в принципе чуждо нашему оптимизму и советскому образу жизни). А, кроме того, давать такое в новогодней программе, когда все пьют, веселятся и особенно много надеются на хорошее!..
Увы, «роман» Майи с телевидением не состоялся. Насколько она была востребована на радио и в фирме «Мелодия», и в Госконцерте, настолько же упорно её отторгало теленачальство! Некоторые объясняют это антисемитизмом Лапина.
Отец Майи был евреем, мать – русская. Оформляя паспорт, она, как это было принято у советских людей, записала национальность «по отцу». Наивная девушка не подозревала, что поступила опрометчиво…
Немилость теленачальства порой совмещалась и с прямой завистью «коллег по цеху». Когда в начале 70-х Майя баллотировалась на звание заслуженной артистки РСФСР, она получила только один чёрный шар. Он был… от Гелены Великановой. Не забыла Гелена Марцельевна знаменитого «дамского концерта» 66-го года. Тогда лучшая эстрадная площадка столицы – Театр эстрады – был предоставлен двум самым популярным певицам: Майе Кристалинской и Гелене Великановой. По категорическому требованию последней, Великанова выступала во втором, более престижном отделении.
Но Кристалинская в первом отделении, в своём привычном тогда костюмчике, сорвала такие овации, что перед ними померк успех разодетой в вечернее платье Гелены Марцельевны. Этого она не забыла и не простила Кристалинской. Даже в одном из последних своих интервью назвала давно ушедшую в мир иной Кристалинскую не коллегой, а «соперницей», «конкуренткой». И с большой, характерной для Великановой, ядовитостью назвала…
А чем, собственно говоря, задержалась в нашей памяти сама сверхзаслуженная и сверхкарьерная Гелена Марцельевна? Своими «Ландышами», – милым, но вполне «типовым» шлягером начала 60-х.
В 1970 году новым председателем Гостелерадио стал С. Лапин, личный друг Брежнева. Все программы на ТВ стали готовить, ориентируясь на личный вкус Леонида Ильича. Попав в чёрный список, и практически оставшись без работы, из страны были вынуждены уехать многие известные певцы: Лариса Мондрус, Вадим Мулерман, Эмиль Горовец, Аида Ведищева, Нина Бродская. Путь на телеэкран и в радиоэфир был закрыт и для Майи Кристалинской.
В 1974 году Майя Кристалинская стала заслуженной артисткой РСФСР. Бывший инженер была официально признана талантливой артисткой.
Последние десять лет жизни звезда советской эстрады выступала в сельских клубах, в райцентрах Тульской, Рязанской, Орловской областей. Добиться разрешения на концерты в областных центрах, не говоря о Москве, оказалось очень сложно. Майя Кристалинская была человеком большой эрудиции, безгранично любила театр, разбиралась в живописи, её интересовали проблемы психологии, она знала литературу так, как её знают только специалисты. Любила она и кино. Её любимой актрисой была Марлен Дитрих.

Добавлено (03.05.2010, 15:59)
---------------------------------------------
Семейное счастье

В конце 60-х Майя Кристалинская познакомилась с архитектором Эдуардом Максимовичем Барклаем, которого не смутила болезнь певицы — он стал бывать у неё на концертах, дарил букеты роз, провожал домой, красиво ухаживал. Фамилию свою он унаследовал от псевдонима отца. В своё время в качестве дизайнера Эдуард Барклай участвовал в установке памятника С. Орджоникидзе. В итоге он женился на его дочери, познакомился со Светланой Аллилуевой и другими представителями тогдашней элиты. Брак с дочерью Орджоникидзе вскоре распался.
Вот этот-то человек и стал Майиной судьбой. Они оба были уже не первой молодости, но полюбили друг друга с молодой


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
FadinДата: Понедельник, 03.05.2010, 16:41 | Сообщение # 2
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
Семейное счастье

В конце 60-х Майя Кристалинская познакомилась с архитектором Эдуардом Максимовичем Барклаем, которого не смутила болезнь певицы — он стал бывать у неё на концертах, дарил букеты роз, провожал домой, красиво ухаживал. Фамилию свою он унаследовал от псевдонима отца. В своё время в качестве дизайнера Эдуард Барклай участвовал в установке памятника С. Орджоникидзе. В итоге он женился на его дочери, познакомился со Светланой Аллилуевой и другими представителями тогдашней элиты. Брак с дочерью Орджоникидзе вскоре распался.
Вот этот-то человек и стал Майиной судьбой. Они оба были уже не первой молодости, но полюбили друг друга с молодой пылкостью и с заботливой мудростью зрелых людей.
Позже, по совету Эдуарда, Майя начала появляться на сцене не в привычных костюмах, а в элегантных платьях с высоким воротом. Он сам выбирал фасоны платьев и расцветку ткани.
Эдуард прекрасно готовил, заботился о жене, следил за приёмом лекарств и выполнением всех назначений медиков, хотя это порой приводило к ссорам. Он переживал и жаловался Валентине Котёлкиной: «Ей нельзя худеть, а она почти ничего не ест».
Их однокомнатную кооперативную квартиру он постарался сделать настоящим убежищем для усталой, измученной души своей любимой женщины…
Наступили годы счастья.
С Барклаем она обрела долгожданное семейное счастье, и благодаря которому находила в себе силы выступать на сцене, записывать пластинки, верить в будущее. Наверное, любимая работа тоже была её спасением.
В июне 1984 года Майя и Эдуард собирались на курорт и устроили «отвальный» пир для друзей (на такие дела Барклай был великий искусник, хотя его аппетит серьезно ограничивала болезнь – сахарный диабет).
Он разбудил её ранним утром, попросил вызвать «скорую» и после укола потерял сознание. 19 июня Эдуарда Барклая похоронили.
«После того, как ушёл Эдик, мне стало неинтересно жить», — говорила Кристалинская. Она даже перестала наблюдаться у врачей-онкологов.

Постскриптум

Накануне своего 50-летия Майя была очень подавлена — голос стал звучать хуже, она стала меньше петь. Возникла мысль о другом занятии, далеком от пения — переводе на русский книги Марлен Дитрих «Размышления».
Связалась с самой Дитрих в Париже и получила её одобрение. Сама, без посторонней помощи, перевела 220 страниц. Эта книга стала раритетом. Напечатали её уже после смерти Майи. Когда Марлен Дитрих узнала о выходе книги, то откликнулась благодарственной телеграммой. Но благодарить она могла теперь только издательство.
Это последнее, что сделала Майя Кристалинская при жизни.
Иосиф Кобзон вспоминал (в пересказе А.Гиммерверта): «Как-то мы встретились после кончины Эдика Барклая на одной вечеринке, и я понял, что Майя от нас уходит. Она тихо, скромно подошла ко мне, и я увидел её исколотые руки, они не держались. Потом я настоял, чтобы она выступила на авторском вечере Льва Ошанина в Колонном зале, вместе со мной. Майя исполнила песню из нашего «Дворового цикла». Это было как наше последнее свидание с ней на сцене. Вскоре она слегла, и я приехал к ней в больницу. Жутко, конечно, было смотреть на неё. Она очень хотела подписать мне пластинку, только что вышедшую, но ей это было трудно. Я сказал: "Майюшка, ну чего ты мучаешься, вот поправишься, встанешь и надпишешь, я в тебя верю, вся страна ждёт тебя». Она заплакала и только сказала: «Нет, Иосиф».
Я потом вышел за дверь и сам расплакался…»
В начале 1985 года Майя легла в клинику, ей сделали там очередной сеанс облучения, но вскоре у неё ухудшилась речь, плохо стали двигаться правая рука и нога. После возвращения домой болезнь начала прогрессировать.
Весной 1985 года её выписали из клиники. Близкие отправили её на две недели из Москвы на отдых.
Вскоре одна из любимых певиц СССР потеряла голос и перестала передвигаться. Всё, что могла — набирать телефонный номер друзей и плакать в трубку.
В июне певица была помещена в реанимационное отделение Боткинской больницы. Пролежав там без сознания несколько дней, 19 июня Майя Кристалинская умерла — ровно через год после похорон Эдуарда Барклая.
Её похоронили на старинном Донском кладбище в Москве. На мраморной стеле эпитафия: «Ты не ушла, ты просто вышла, вернёшься — и опять споёшь». Недалеко от неё похоронены Изабелла Юрьева и Фаина Раневская. Через два года после её смерти на Центральном телевидении появилась передача, посвященная памяти Майи Кристалинской. В ней собрали всё, что можно было найти в телеархиве. Этой передачей советское телевидение попросило у Кристалинской прощение за столь долгое молчание. Майя снова улыбалась и грустила на экране...
Есть певцы великие, есть знаменитые и есть любимые. Далеко не всегда все три качества совпадают. Майе повезло, – она была и осталась певицей любимой, а это, как говорится, главное. Её называли «уютной», «домашней», «мамочкой нашей эстрады». Её тёплый голос, и впрямь не сравним ни с каким другим голосом, потому что совершенно индивидуален. Как и весь облик, – до середины 60-х она выходила на эстраду не в вечернем платье, а в костюме, словно до этого весь день провела в КБ или в другой советской конторе. Может быть, она с наибольшей полнотой выражала всем своим обликом качество нашей «советской» жизни тех лет, которое старшее и среднее поколение порой ностальгически называет «надёжностью», «защищённостью».
Такой её сохранила память поклонников. Её «южный» темперамент, как и её страшная болезнь, остались «за кадром» привычного и любимого образа.
Возможно, отпущенное ей судьбой время не позволило до конца высказаться в творчестве, но всё равно Майя Кристалинская успела многое: записала более двухсот песен! Её голос звучит за кадром в двух десятках фильмов тех лет («Три тополя на Плющихе», «Когда песня не кончается», «Цепная реакция», «Тишина», «Был месяц май», «Человек идёт за солнцем», «Большая руда» и др.). Она много гастролировала и в Союзе и за рубежом - в ГДР, Польше, Болгарии, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Финляндии. Причём исполняла песни на языке той страны, где выступала. Однажды на Всесоюзное радио из Бухареста пришло письмо, в которое была вложена вырезка из румынской газеты с отрывком из поэмы «Пой, Майя». В стихах человек, прикованный к постели, выражал певице (самой безнадёжно больной) благодарность за её песни, помогающие ему бороться с тяжелым недугом.
25 февраля 2002 года, на столичной «Площади звёзд» около ГЦКЗ «Россия», была открыта именная звезда заслуженной артистки России, певицы Майи Кристалинской.
Хочу привести полностью стихотворение Надежды Кондаковой, песню на эти стихи в начале восьмидесятых прошлого века исполнила Майя Кристалинская:

Не начавшись, лето кончилось,
И, наверное, не зря.
Задыхаясь, словно гончие,
дышат листья сентября.

Дышат жадно небывалые
дни, худые от тоски
Свесив мокрые и алые
Листья, словно языки.

И, наверное, та женщина,
что вчера была верна,
Нынче горько и торжественно
В ту тоску вовлечена.

И от этого, наверное,
Ходит кругом голова,
Буквы, складывая верные
И неверные слова.

С теплом, Алексей Фадин
19 июня 2009 года
г. Усть-Илимск

Добавлено (03.05.2010, 16:41)
---------------------------------------------
Немного истории.

Это эссе - дань уважения, с одной стороны, "голосу шестидесятых" -
Майе Кристалинской, с другой, - моей маме, чьё детство - пятидесятые
годы - прошло именно на Больничной улице в Писцово. У статьи есть дата
- 19 июня 2009 года. Мне хотелось сделать подарок маме ко дню её
рождения. Было много "перелопачено" информации о жизни и творчестве
Майи. Было скачено песен в её исполнении на гигабайты, я писал и
внутренне плакал. Я хотел успеть. Практически успел, но ни одна газета
не взялась напечатать статью, полагая, что "статья по объёму очень
большая, а, главное, что никому такая информация про какую-то Майю
Кристалинскую не нужна". Статью я рассылал своим друзьям и знакомым
(люди разных возрастов и социальных групп) - они "замирали" при
прочтении. Им статья была понятна - ведь там описана жизнь человека,
причём с трагической судьбой.

Почему именно Майя Кристалинская?

Она была оттуда - из не заросшей бурьяном писцовской (и не только
писцовской) юности моей мамы. Майя болела страшной болезью, как и моя
мама. Именно этой статьёй я хотел и поддержать маму, и отдать частичку
своей души. В конце - концов, лето прошлого года навсегда останется у
меня в памяти песнями в исполнении Майи Кристалинской. Именно "не
начавшись, лето кончилось"..... Мама умерла в августе прошлого года.
Она не прочитала это эссе, не могла она его прочесть.
1 и 2 августа я включал песни в ноуте которые мама любила. Она слушала их в наушниках,
напевала, плакала. Она прощалась с нами. В тех огромадных плей-листах
были и песни в исполнении Майи Кристалинской.
Уточню. Мама не была ярой поклонницей Майи. Она любила Анну Герман. Но именно жизнь и
творчество Майи для меня - та нить, что теперь связывает мою память с мамой.

С теплом, Алексей Фадин.

Прикрепления: 4067469.jpg(16Kb)


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
antomaraДата: Вторник, 04.05.2010, 01:10 | Сообщение # 3
Авторитет
Группа: Редакторы
Сообщений: 818
Статус: Offline
Fadin, комментарий в ЛС.

"не хлебом единым"
 
FadinДата: Вторник, 04.05.2010, 09:37 | Сообщение # 4
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
Quote (antomara)
Fadin, комментарий в ЛС.

Спасибо за сопереживание и понимание темы.

С теплом, Алексей Фадин


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
pvrДата: Вторник, 04.05.2010, 15:58 | Сообщение # 5
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Какую хорошую тему подняли. Сейчас в гламурных журналах (других уже,по-моему, нет) этого точно не прочитаешь. Молодец, Алексей Фадин!

Сибирячка
 
FadinДата: Суббота, 18.09.2010, 19:10 | Сообщение # 6
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
pvr1953, спасибо. smile

С теплом, Алексей Фадин.

Добавлено (18.09.2010, 19:10)
---------------------------------------------
http://www.youtube.com/watch?v=husXqcAbCAw&feature=related


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
Писцовский форум » Общение » Место для общения » Майя Владимировна Кристалинская (Майя Кристалинская — музыкальный символ поколения)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz