Писцовский Форум
Суббота, 18.11.2017, 11:16
Приветствую Вас Прохожий | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 19«12567891819»
Писцовский форум » Общение » Место для общения » Стихофлудие и прозаболие (Творчество)
Стихофлудие и прозаболие
FadinДата: Понедельник, 17.01.2011, 23:56 | Сообщение # 91
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

Для того, чтобы понять нравится тебе тот или иной человек, осознать, что любишь его или не любишь, нужно на некоторое время расстаться с объектом своего "воздыхания". На расстоянии всё видится, чувствуется и понимается лучше, острее, ярче.

Чтобы понять мою душу некоторые - это я считаю правильным - слушают музыку, что есть у меня в плей-листе, читают дневники. Ведь дневник - это срез души, это то, что я хотел или хочу сказать читателям. Они - читатели - разные, кому-то дай порцию "ниочёмного", а кто-то читает для того, чтобы задуматься, придержать коней, чтобы найти родную душу, как я думаю.

Чтобы понять насколько я люблю её, я ищу там, где её нет. Для каждого из нас есть вечные ценности, которые нельзя изменить, очернить, уронить. И, наверное, это хорошо.

Быть в Бресте и не побывать в Брестской крепости я посчитал для себя кощунством. Во второй половине 7 января - в Рождество - мы поехали со знакомым туда, куда местные жители ходят погулять и позагорать на пляже летом, а для меня - это как Александровский сад в Первопрестольной, где нужно просто замереть и помолчать.

Таксист был вежлив и не задавал глупых вопросов. Порадовало то, что у него в машине звучала песня "Курю" Елены Ваенги. Подумалось, что даже здесь слушают то, что нравится мне. Родство душ, что ли?!

Видеть на фотографиях, слышать и смотреть в телепередачах и в фильмах - это одно, быть там самому - это совершенно иное чувство, иные мысли, иной взгляд на всё, что видишь и слышишь.

Меня поразили три момента.

Первое. Люди в крепость, несмотря на Рождество и гололёд, шли и шли.

Второе. Знаменитые Холмские ворота. Они изрешечены пулями, осколками снарядов, - они помнят всё: и артналёты, и атаки немцев, и спины расстреляных красноармейцев.

Я только раз видала рукопашный,
Раз - наяву. И тысячи - во сне...
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне. (Ю. Друнина)

Третье. Свято - Николаевский храм, находящийся в крепости, уменьшенная копия Софийского собора в Константинополе, восстановленный, кстати, немцами после войны. Шло рождественское богослужение, я молился и ставил свечи и за помин души, и за здравие живущих.

Не знаю кому как, но у меня соединилось всё в одно мгновение: память (Холмские ворота) и душа (Храм).

Знаете, такого потрясения я не испытывал довольно давно. Мы можем ругать Россию и её правителей, мы можем говорить ни о чём, понося Родину - Мать, но здесь, в Брестской крепости, я понял, что люблю её, Россию, люблю по-настоящему, горжусь тем, что я - русский, и я люблю и уважаю братский народ, эту маленькую страну, - Белоруссию (Беларусь).

Никто и никогда не заставит меня изменить своё отношение к этому доброму и по-братски родному народу, так как среди моих друзей их - беларусов - достаточно много и я горжусь, что дружим искренне и по-мужски.

Я уезжал из Бреста поездом и в суматохе, пробегая мимо мемориальной доски на вокзальной стене, прочитал, что оборону железнодорожного вокзала держал начальник вокзала и сколько-то человек ровно семь (!!!) дней с 22 по 29 июня 1941 года. Мелочь?! Да нет.

Подумалось: а сейчас, в это время стрессов и страстей, кто-нибудь, зная, что погибнет, что нет помощи и ждать её неоткуда, будет держать оборону Цитадели или железнодорожного вокзала?!

И ещё. Я люблю тебя, Россия, я частичка и былинка твоя на краю русского поля.

И я люблю Беларусь потому, что мой двоюродный дед, оказавшись со сломанным позвоночником, не был брошен белорусами на произвол судьбы, а все годы оккупации был в партизанском отряде и чинил партизанам радиостанции. Моя мама - до знакомства с моим отцом - любила Юру из Минска, но что-то не сложилось у них, не получилось... Но мама до конца своих дней пронесла какое-то нежное чувство к Юре, к его семье и к Белоруссии.

Всё это - через отношения в нашей семье, в моём окружении и даёт мне право говорить, что Белоруссия для меня - это чистое и светлое, доброе и родное.

Да простят меня жители села, что не пишу "ниочёмного" и не пишу о писцовской бане... Не хочу - вот и не пишу...




Прикрепления: 7839420.jpg(95Kb) · 4303529.jpg(16Kb) · 8015712.jpg(102Kb)


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
FadinДата: Вторник, 18.01.2011, 01:38 | Сообщение # 92
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
ПАМЯТЬ

Мне нравилось ходить одной и той же дорогой в школу и со школы, на работу и с работы. Весной - талые воды, трава торчит пучками, грязно и сыро, резкий запах тополиных почек готовых вот-вот раскрыться, отозвавшись на первое тепло. Зимой - скрип ослепительно белого снега, искрящегося в закатных - алых - лучах солнца. Осенью - опавшие прелые листья и алые кисти рябин. Летом - дурманящий аромат разнотравья и щебет птиц в ярко-зелёной листве. И всегда, проходя мимо, я видел клён. Был он вечным, как мне казалось. Я радовался ему как старому знакомому.

А вчера его - клёна - не стало. Умер он.

И стало как-то одиноко, по-человечески захотелось прижаться к нему щекой, потереться, словно он - клён - живой человек, умеющий слушать, понимать, жалеть, сопереживать, болеть за меня.

Ну что же это такое, спросите вы?! Как! Клён - это ж дерево... Да, дерево, но живущее все эти годы рядом со мной, помнившее не только меня, но и тех, кто катал меня в коляске, кто учил меня делать первые шаги на этой горестной земле, кто отвёл меня первый раз в школу... Это он, а не я, помнил обо всём, даже о плохом, что я постарался стереть из своей памяти, стыдливо пряча плохое в самые сокровенные тайники своей души.

Я помню, когда он желтел и терял листву, я помню как он мёрз, склоняясь от сильных ветров, как зеленел и радовал меня своей зеленью. А он помнил меня совсем маленьким, когда для меня весь мир - это тот переулок, та тропиночка, ведущая к улице: земетённая зимой, в опавшей листве - осенью, в траве - летом и в грязных лужицах - весной.

И мне стало больно. Словно умер кто-то близкий, родной, живой человек, а не клён...

Что-то треснуло, лопнуло внутри... оборвалось. Охнуло, осело и, затихая, укатилось далеко и навсегда. На его месте пустота, дыра, словно от вырванного с корнем зуба.

И глядя в эту пустоту я понял: ты был всю мою жизнь рядом со мной. Я не замечал тебя, а ты помнил обо мне всё или почти всё. Теперь помнить обо мне в этом переулке уже больше некому.

Прости и прощай, мой старый и добрый дружище клён.

Пусть твоё распиленное тело в последний раз сослужит доброе дело нам - людям - пусть на твоём месте разобьют клумбу с прекрасными цветами или посадят новое дерево и этим деревом будет клён. Пусть новый клён будет для кого-то - молодого и юного - хранителем тайн, каким ты был мне все эти годы.





Прикрепления: 7709875.jpg(251Kb) · 4859796.jpg(110Kb) · 1164050.jpeg(11Kb) · 4007860.jpeg(10Kb) · 3867835.jpg(50Kb)


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
antomaraДата: Среда, 19.01.2011, 01:28 | Сообщение # 93
Авторитет
Группа: Редакторы
Сообщений: 817
Статус: Offline
Fadin, ваша удивительная черта - умение видеть там, где, казалось бы, ничего нет. Немало надо иметь в душе тепла, чуткости, чтобы так трогательно рассказать о совершенно простых обычных вещах, мимо которых проходишь порой, не замечая и не задумываясь. А видеть необходимо, чтобы не обкрадывать себя, чтобы не остудить сердце!

"не хлебом единым"

Сообщение отредактировал antomara - Среда, 19.01.2011, 01:33
 
FadinДата: Среда, 19.01.2011, 09:30 | Сообщение # 94
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
antomara, спасибо за отзыв! biggrin

Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
pvrДата: Четверг, 20.01.2011, 11:28 | Сообщение # 95
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Алексей, молодец! Ты сохранил в себе свежесть восприятия окружающего мира. И главное, очень тонко это доносишь до нас, твоих читателей. Твои впечатления о поездке в Белоруссию прочитала с удовольствием, а про клён перечитала уже несколько раз. Когда-то я присутствовала при споре: причислять ли модного в ту пору Эдуарда Лимонова к русским писателям. Ответ мне понравился: Лимонов начинает все свои произведения с какого-нибудь шокирующего факта, что типично для западных авторов. У наших же писателей повествование всегда начиналось как бы издалека: «чуден Днепр при тихой погоде…». И описание природы занимало далеко не последнее место. Я помню, как читающий народ смаковал прозу Паустовского. Недавно наткнулась у Януша Вишневского, автора нашумевшего романа «Одиночество в сети», на главу восхищения словом. Вот что он пишет: «Одни цитируют Библию, другие призывают на помощь генетику, утверждая, что способность говорить не что иное, как результат эволюционной мутации определенного гена на Y-хромосоме. Эволюция подарила людям участки мозга, ответственные за речь и это замечательный подарок. С помощью грамматики можно соединить несколько тысяч существительных и глаголов более чем в 6,4 миллиарда фраз, состоящих из пяти слов. Если предположить, что для произнесения каждой из этих фраз требуется только секунда, то для того, чтобы произнести их все, понадобится более миллиона лет». Сколько прекрасных фраз можно произносить, чтобы какая-нибудь душа откликнулась и восприняла эти фразы на одной с тобой волне. Я говорю о её Величестве Классике. Её почему-то пытаются сейчас пропустить через прокрустово ложе, якобы современного языка. Ещё Гете говорил, что он просто записывает то, что ему снисходит свыше. К чему я это всё пишу? Даже Большой театр попирает классику, отсекая всё, как считают модные молодые режиссеры, лишнее. И теперь Татьяна пишет Онегину письмо, прыгая по столу. Вместо дуэли Онегина с Ленским - обычный мордобой. На канале «Культура» молодое дарование расписывало с восторгом, как оно переделало оперу про Дона Гуана на музыку Моцарта в обычную кухонную свару, где Командор погибает не как рыцарь, а в драке, ударившись об угол книжного шкафа. Мне кажется, человечество выбрало тупиковый путь.

Сибирячка
 
FadinДата: Четверг, 20.01.2011, 23:11 | Сообщение # 96
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
pvr1953, спасибо за комментарий smile Только удивляет фраза "сохранил в себе свежесть окружающего мира" smile Вроде ещё не совсем ещё старый дед smile

Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
pvrДата: Пятница, 21.01.2011, 08:00 | Сообщение # 97
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Fadin, дети живут будущим, пожилые - прошлым, а люди среднего возраста не видят ни будущего, ни прошлого. Им некогда: карьера, машина, дом, дача приоритетны. На созерцательность нет времени. Я уже осознала, что жизнь - это краткий миг и наслаждаюсь любым её проявлением. Поэтому люблю читать, Алексей, твою замечательную прозу. Старости нет, есть просто определённое состояние души.

Сибирячка
 
FadinДата: Понедельник, 24.01.2011, 13:50 | Сообщение # 98
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
ИСТОРИЯ В ЛИЦАХ

Убийство Сергея Есенина

Время, отделяющее нас от рокового вечера 27 декабря 1925 года, - это 83 года фальсификаций и мифов. До сих пор официального расследования в рамках уголовного дела по факту смерти поэта не проводилось. Кому могло понадобиться убивать Есенина? Есть ли доказательства убийства? Попробуем ответить на эти вопросы. Мы не собираемся подменять следствие. Окончательное слово за Прокуратурой РФ. Россия имеет право узнать подлинные обстоятельства гибели ее величайшего поэта.

3 августа 1923 года Есенин был принят Л. Троцким, который заверил поэта, что окажет материальную поддержку в создании журнала, но обещание не сдержал. У Есенина были средства для существования, но его друзья Н. Клюев, П. Орешин, С. Клычков, А. Ганин, П. Карпов, А. Ширяевец, И. Приблудный бедствовали. Они стали писать протесты в ЦК, в правительство, что вызвало раздражение в верхах. Начались гонения. 20 ноября 1923 г. Есенин, Алексей Ганин, Сергей Клычков и Петр Орешин зашли в столовую на Мясницкой улице (сейчас ул. Кирова) и стали обсуждать издательские дела. В их разговор вслушивался незнакомец. Поэты сделали ему замечание. Фискал позвал двух милиционеров и обвинил поэтов в оскорблении Троцкого и Каменева. Есенин, Клычков, Орешин и Ганин были арестованы. Несмотря на показания М.В. Роткина, утверждавшего, что поэты оскорбляли вождей революции, дело было передано в товарищеский суд Союза писателей. Обвинителем был Лев Сосновский. Однако суд осудил не только четырех поэтов, но обвинил Сосновского в клевете против Есенина. У Есенина был серьезный конфликт и с “пролетарскими поэтами”. В статье, известной при его жизни, но опубликованной только в 1990 году, Есенин назвал их “революционными фельдфебелями”. “...Эти типы развили и укрепили в литературе пришибеевские нравы... - писал Есенин. - Давно стало явным фактом, как бы ни хвалил и ни рекомендовал Троцкий разных Безымянских, что пролетарскому искусству грош цена...”.

В прессе началась травля поэта, возглавленная редакторами Сосновским и Борисом Волиным. Анонимные “собкоры” обвиняли его в самых чудовищных грехах, требовали отмены решения товарищеского суда и сурового приговора. Есенина перестали принимать в редакциях. Так складывался миф о том, что Есенин - хулиган, пьяница, драчун. Спасая его, друзья определили его в профилакторий Шумской. Власть попыталась разделаться с поэтом на основаниях закона - провокаторы цеплялись к нему, устраивали скандалы, привлекали милиционеров, а затем обвиняли поэта в хулиганстве и антиправительственных речах. С декабря 1923 года против Есенина было возбуждено пять уголовных дел.

Одним из аргументов в пользу версии самоубийства является ссылка на то, что поэт уже пытался перерезать себе вены. Это ложь. 13 февраля 1924 года Есенин попал в Шереметьевскую больницу (сейчас клиника им. Склифосовского) с травмой левого предплечья. Светлана Есенина комментирует со слов матери: “Сергей Александрович поскользнулся около своего дома в Брюсовском переулке, попал рукой в окно подвала и стеклом поранил руку”.

20 февраля 1924 года последовало постановление на арест Есенина. В больницу направились чекисты. Однако врач отказался выдать его, заявив, что тот находится в критическом состоянии. Друзья перевели его в Кремлевскую больницу, откуда его быстро выписали, и он перешел на нелегальное положение. Есенин пытался уехать за границу, но вмешались “органы”, и попытка провалилась.

Однажды в кафе “Домино” собрались Есенин, Алексей Ганин, Иван Приблудный и другие. Заметив, что большевики долго не продержатся, Ганин в шутку набросал на салфетке состав нового правительства, предложив Есенину пост министра просвещения. Есенин отказался, и на эту “должность” назначили Приблудного. Кто-то донес об этом в ГПУ. В начале сентября Есенин уехал в Баку. 11 ноября 1924 года ОГПУ арестовало друзей Есенина, обвинив их в создании “контрреволюционной” организации “Орден русских фашистов”. Никакой подпольной организации не было. От ареста Есенина спасло то, что он успел уехать в Баку.

Там у Есенина появляется покровитель - Киров. Из аудиозаписи воспоминаний Петра Чагина стало известно, что Есенин и Киров познакомились осенью 1924 года, на вечере в честь приезда М.В. Фрунзе в Баку. “Есенин без конца выведывал у меня все подробности боевой работы Кирова в Одиннадцатой армии, в Астрахани, - вспоминает Чагин. - Признавался мне, что лелеет и нежит мечту написать эпическую вещь о гражданской войне, и чтобы обязательно в центре всего этого эпоса, который должен перекрыть и “Песнь о великом походе”, и “Анну Снегину”, и все написанное им, был Ленин”. Таким образом, нельзя считать Есенина врагом большевиков, равно и их сторонником. И то, и другое неверно.

1 марта 1925 года Есенин тайно по издательским делам возвращается в Москву, несмотря на смертельную опасность - ОГПУ ведет дело против его друзей. Кто-то из доброжелателей предупредил поэта о том, что готовится приговор, и в день тайного слушания дела т.н. “Ордена русских фашистов” в ГПУ 27 марта 1925 года Есенин срочно возвращается на Кавказ. Ганин, братья Чекрыгины, В. Дворянский и В. Галанов были расстреляны. Б. Глубоковского, А. Александрова-Потерехина и И. Колобова отправили на Соловки на 10 лет.

1 мая 1925 года Чагин и Есенин поехали на дачу в Мардакянах под Баку. Есенин, по словам Чагина, “в присутствии Сергея Мироновича Кирова неповторимо задушевно читал новые стихи из цикла “Персидские мотивы”. Чагин характеризует Кирова как “человека большого эстетического вкуса, в дореволюционном прошлом блестящего литератора и незаурядного литературного критика”. Киров отозвался о Есенине как о большом поэте. На вопрос: “Понимал ли Киров, какой политический узел затягивается на шее Есенина и почему его не уберег?” - Светлана Петровна отвечает: “Киров был самым порядочным и интеллигентным из большевиков. Весной 1929 года Киров с горечью сказал В.А. Мануйлову, что, если бы в сентябре 1925 года им удалось задержать Есенина на два-три месяца в Баку, может быть, декабрьской катастрофы не случилось бы”.

Травлю и судебные преследования Есенина считают веской причиной самоубийства. Не спешите делать вывод. Популярность в народе у Есенина была феноменальной - его стихи переписывались от руки, на них складывали песни. Журналы стали все чаще публиковать его. Госиздат решил издать Полное собрание сочинений Есенина, чем не мог похвастаться ни один современный ему поэт, причем с одним из самых высоких гонораров. Учтем покровительство Кирова и появившуюся возможность обеспечить родных - такую полосу в жизни черной не назовешь.

6 сентября 1925 года вместе с Софьей Толстой Есенин возвращался в Москву. Чекист не пустил поэта в вагон-ресторан. Дипломат Адольф Рога сделал поэту едкое замечание. Есенин грубо ответил. В конфликт вступил дипломат Ю. Левит. На его оскорбления Есенин ответил резкостью, задев его национальность. В Москве Есенина и Толстую задержали. Инцидент тянул в худшем случае на дело о мелком хулиганстве, что не устраивало Рога и Левита. По их требованию Наркомат иностранных дел обратился к прокурору, что грозило трибуналом. За Есенина вступился нарком просвещения А.В. Луначарский, но его ходатайство о прекращении дела отклонили.

Светлана Есенина рассказывает: “Осенью 1925 года Блюмкин привел Есенина к Троцкому с надеждой на то, что Есенин согласится сотрудничать. Но Есенин не сказал “подумаю”, он отказался сразу!” Насколько серьезен был конфликт между Троцким и Есениным?

Режиссер фильма “Дорогие мои! Хорошие!” Владимир Паршиков: “Он же написал поэму “Страна Негодяев”. Это о Троцком”. (В поэме “Страна Негодяев” есть очень неприглядный герой - Чекистов.) По сути, Есенин бросил вызов второму лидеру страны. Такое не прощают. Можно ли представить, что столь смелый человек слабовольно полез в петлю?

На квартиру Толстой приходили повестки с требованием Есенину явиться на допрос. Чтобы спасти поэта, семья уговаривает его лечь в больницу к профессорам П.Б. Ганнушкину и П.М. Зиновьеву. Сначала он отказывается. Вечером 26 ноября Есенин соглашается на госпитализацию. Предполагалось, что поэт пробудет в клинике два месяца. Сам же Есенин хотел быстрее уехать на Кавказ или за границу, о чем 26 ноября написал Чагину.

28 ноября сотрудники ГПУ явились в клинику и потребовали у П.Б. Ганнушкина выдачи Есенина. П.Б. Ганнушкин отказался, представив чекистам заключение, согласно которому “больной” “по состоянию своего здоровья не может быть допрошен в суде”. Был ли Есенин психически болен, склонен к суициду? Согласно свидетельствам друзей и родных, Есенин в клинике активно работал, часто шутил, находился в хорошем душевном настрое (насколько это возможно, учитывая угрозу расправы), был доброжелателен, общителен, открыт. В тот же день 28 ноября, когда чекисты приходили за ним, он продолжал работать и закончил знаменитое стихотворение “Клен ты мой опавший”. По воспоминаниям дочери Зиновьева Натальи Милоновой, отец рассказывал ей, что Есенин был вполне здоров. Светлана Есенина поясняет: “Многих смущает его лежание в психиатрической клинике. Он был абсолютно здоровым. Это утверждала моя мама, ежедневно носившая ему обеды из дома. Все дело в том, что ему грозил трибунал”. В то время трибуналы, как правило, приговаривали к расстрелу. Пребывание в клинике не только тяготило поэта, это была временная отсрочка, такое убежище не было надежным.

Светлана Есенина: “7 декабря Есенин дает телеграмму Вольфу Эрлиху в Ленинград, чтобы тот подыскал трехкомнатную квартиру, куда он намеревался перевезти всю семью. О каком же настрое на суицид может идти речь?”

Бывший старший следователь ГУВД г. Москвы Эдуард Хлысталов удивлялся, почему Есенин изменил свое намерение поехать на Кавказ и решил обосноваться в Ленинграде. По его мнению, Есенину посоветовал уехать туда специально подосланный к Есенину человек, который мог помочь поэту покинуть клинику, откуда уйти самовольно было невозможно, и это решение стало роковым. Не уверена, что ГПУ планировало расправу с Есениным именно в Ленинграде и причиной отъезда Есенина туда стал именно совет сексота. Убить Есенина могли и в Москве. По свидетельствам друзей, поэт боялся угрозы убийства. И логично было искать защиты у Кирова, с которым в Ленинграде планировалась встреча. Уточняю у Светланы Есениной: “Знал ли поэт о грядущем назначении Кирова в Ленинград?” Светлана Петровна: “Да, думаю, что об этом знали многие. Киров обещал Есенину помощь в создании журнала”.

Понимал ли Есенин последствия своего отказа работать на Троцкого? Мнение о том, что Есенин деревенский простак, - миф. Он сделал ставку на Кирова. И оказался в центре политического узла, затягивавшегося между Троцким и Кировым. Режиссер фильма “Дорогие мои! Хорошие!” Владимир Паршиков: “Не надо изображать Есенина человеком не от мира сего. Ставка была сделана верно: на Кирова, зная, что стоявший за Кировым Сталин рано или поздно придет к власти и “задушит” Троцкого”.

18 декабря 1925 года в Москве начал работу XIV съезд ВКП(б). На нем разворачивалась грандиозная драма. Оппозиция Л. Каменева и Г. Зиновьева объявила смертельную войну Сталину. И проиграла. Каменев был переведен в кандидаты в члены Политбюро, Зиновьев потерял контроль над Ленинградской парторганизацией, чистка которой была поручена Кирову.

Утром 24 декабря Есенин приехал в Ленинград и направился к поэту Эрлиху, но того не оказалось дома. Оставив ему записку, поэт поселился в пятом номере гостиницы “Интернационал” (“Англетер”).

31 декабря должен был закончиться XIV съезд партии, нового лидера ленинградских коммунистов ожидали в Ленинграде, где у Есенина планировалась встреча с ним. Сторонники версии самоубийства утверждают, что Есенин был подавлен и склонен к суициду. Это ложь. По свидетельствам современников, он был настроен на работу, читал друзьям стихи, рассказывал о новом, порученном ему журнале. За 1925 год у него вышло 8 книг, им было подготовлено полное собрание сочинений. Материальное положение Есенина было успешным - и не только благодаря будущей хорошо оплачиваемой работе. Существовал договор с Госиздатом на выплату гонорара за полное собрание сочинений в течение полутора лет. Первый перевод на 640 рублей уже поступил. Еще в Москве издателю Евдокимову Есенин рассказывал о своих планах - работе в журнале “Поляне”, руководство которым обещал ему Киров. Племянница поэта Светлана Есенина: “Вскоре в Ленинград Есенин должен был перевезти и семью, о чем свидетельствует его телеграмма от 7 декабря, в которой поэт просил Эрлиха подыскать ему трехкомнатную квартиру”. Все это говорит о его позитивном настрое.

По воспоминаниям Вольфа Эрлиха, 27 декабря днем он, Устинова, Ушаков и Измайлов обедали у Есенина. В восемь вечера Эрлих ушел домой и не остался ночевать потому, что утром должен был получить перевод для Есенина. В номере остались Есенин и Ушаков. На полпути Эрлих вспомнил, что забыл доверенность, и возвратился. Ушакова не было. Есенин сидел за письменным столом в зимнем пальто.

Утром 28 декабря Устинова и Эрлих постучались в номер Есенина. На стук не отзывались. Управляющий Василий Назаров (сотрудник ГПУ) открыл дверь и впустил туда Устинову и Эрлиха, увидевших труп поэта. Вызывает удивление тот факт, что сам Назаров в номер заходить не стал и вызвал милицию. Можно предположить, что он знал, что произошло. Несмотря на то что рядом с гостиницей были прокуратура и ГПУ, на место трагедии явился лишь участковый надзиратель Николай Горбов, составивший акт:

“...мною был обнаружен висевший на трубе центрального отопления мужчина в следующем виде, шея затянута была не мертвой петлей, а только правой стороны шеи, лицо обращено к трубе, и кистью правой руки захватила за трубу, труп висел под самым потолком, и ноги были около 1 1/2 метров, около места где был обнаружен повесившийся, лежала опрокинутая тумба, и канделябр, стоящий на ней, лежал на полу. При снятии трупа с веревки и при осмотре были обнаружены на правой руке выше локтя с ладонной стороны порез на левой руке, на кисти царапины, под левым глазом синяк...” Под актом расписались В. Рождественский, П. Медведев, М. Фроман и Эрлих.

Акт поражает непрофессионализмом. Участковый не описал следы крови на полу, столе, стенах, не исследовал трубу отопления, состояние одежды, вещдоки. Газеты того времени писали, что на столе было окровавленное лезвие. Однако в акте о нем упоминания нет. Не исследованы и не описаны травмы на теле погибшего. Между тем лицо Есенина было изуродовано, поперек лба справа налево шла глубокая впадина, левый глаз вытек, над ним был багровый синяк, под правой бровью глубокая, похожая на проникающую, рана. На предплечье правой руки большая рваная рана. В подобных случаях при составлении акта обязательно присутствие на месте трагедии судмедэксперта. Но в документах об этом нет ни слова. В гостиницу прибыл агент угрозыска Ф. Иванов, однако пробыл там недолго, и уголовное дело так и не завели.

Из акта Горбова никак не следует, что речь идет о самоубийстве. Понятые не могли видеть труп в петле. Однако, лжесвидетельствуя, они подписали документ, в котором говорится, что труп висел в петле. Впоследствии Рождественский писал о том, что видел труп на полу! Вот его воспоминания: “Прямо против порога, несколько наискосок, лежало на ковре судорожно вытянутое тело. Правая рука была слегка поднята и окостенела в непривычном изгибе. Распухшее лицо было страшным...”

По официальной версии, впадина на лбу - результат длительного соприкосновения с горячей трубой. Но накануне вечером, по свидетельству Эрлиха, Есенин сидел в зимнем пальто, к тому же известно, что отопление в эти дни было отключено. Да и не мог поэт, порезав вены на левой руке, взобраться на подставку под канделябр и повеситься на высоте около 4 метров. Рост Есенина - 168 см, высота подставки под канделябр - не более 1 метра 20 см. Самостоятельно накинуть петлю на шею он не мог. Даже если бы использовал обе руки - левую, с порезанными венами, и правую, с вырванным клоком мяса, - ему бы пришлось подпрыгнуть, чтобы сделать это. Кроме того, в этом случае кровь из ран поднятых вверх рук должна была бы попасть ему на плечи и оставить следы на стене. Как мог человек с глубокой травмой на лбу и вытекшим глазом проделать столь сложные манипуляции? Известно, что у повесившихся мышцы слабеют. Но Горбов упоминает согнутую в трупном окоченении правую руку, что возможно, только если Есенина повесили уже после убийства.

Одним из первых на месте трагедии оказался художник Сварог, сделавший рисунки лежащего на полу Есенина, на котором видны следы насилия, многочисленные травмы, разорванная одежда. Однако рисунки и свидетельства Сварога до сих пор игнорируют. Перед тем как М. Наппельбаум сфотографировал место трагедии, комнату и одежду погибшего привели в порядок.

Официальная версия не может убедительно объяснить причины появления впадины на лбу, вытекшего левого глаза, перебитого носа, порванных углов рта. Недавно стало известно, что растиражированное изображение номера является зеркальной копией с оригинала. На нем пуговицы от пальто Есенина расположены с “женской стороны”, а труба отопления - справа. На подлинной фотографии она расположена слева. Но тогда впадина, возникшая, согласно официальной версии, от соприкосновения с трубой, не могла идти справа налево. Еще одна улика - доверенность Эрлиху на получение денег. Светлана Есенина показала ее мне - подпись Есенина на ней похожа на подпись под принуждением умирающего человека.

Акт вскрытия тела, подписанный судмедэкспертом Александром Гиляревским, поражает непрофессионализмом. Но Гиляревский - опытный специалист дореволюционной школы: сохранился другой, составленный им в те же дни и выполненный безупречно акт. Скорее всего, акт сфальсифицирован, что подтверждает телефонограмма на имя Гиляревского от дознавателя Вергея с пометкой “4п5стУПК”, что означает - пункт 4 статьи 5 УПК РСФСР - прекращение дела за отсутствием состава преступления.

Согласно Гиляревскому, смерть Есенина последовала от асфиксии (удушья) “через повешение”. Но Гиляревский не присутствовал на месте происшествия и не имел права делать вывод о повешении. Он не констатировал самоубийство и не имел на это права, так как это дело следствия. На фотографии на шее Есенина видна горизонтальная странгуляционная борозда только на части шеи. Такие следы возникают, если убийца душит жертву сзади. При повешении полоса не может быть горизонтальной, и она отчетливее в стороне, противоположной узлу петли. Современные судмедэксперты считают, что покойный находился в повешенном состоянии более 12 часов. Значит, смерть наступила не утром 28 декабря, а 27-го. Есть и неопровержимое доказательство - хранящийся у Светланы Есениной официальный документ на право наследования, в котором указана дата смерти поэта - 27 декабря, что кардинально меняет дело. Существуют показания жены управляющего гостиницей В. Назарова, что ее муж, чекист, 27 декабря пришел домой, лег спать, но неожиданно был вызван по телефону на службу. Поздно вечером он вернулся домой и рассказал жене о смерти Есенина. Между тем, по официальной версии, на этот момент Есенин был еще жив. Все это подтверждает версию запланированного убийства.

Между тем в Москве Петр Чагин на съезде встретил Кирова. “Сергей Миронович Киров спросил меня, - вспоминает Чагин, - не встречался ли я с Есениным в Москве, как и что с ним. Сообщаю Миронычу: по моим сведениям, Есенин уехал в Ленинград. “Ну что ж, - говорит Киров, - продолжим шефство над ним в Ленинграде. Через несколько дней будем там”. Недоумеваю, но из дальнейшего разговора узнаю: состоялось решение ЦК - Кирова посылают в Ленинград первым секретарем губкома партии, Ивана Ивановича Скворцова-Степанова - редактором “Ленинградской правды”, меня - редактором “Красной газеты”. Но, к величайшему сожалению и горю, не довелось Сергею Мироновичу Кирову продолжить шефство над Сергеем Есениным, а по сути дела, продлить животворное влияние партии на поэта и на его творчество. На следующий день мы узнали, что Сергей Есенин ушел из жизни”.

Съезд закончился 31 декабря. Киров опоздал.

В момент гибели Есенина в Москве шел XIV съезд ВКП(б). Не только судьба страны, но и судьба поэта решалась на этом драматическом съезде. Есенин попал в политический треугольник: Троцкий-Киров-Зиновьев. Троцкий имел все основания не любить поэта и как человека, дерзко отказавшегося сотрудничать с ним, и как автора поэмы “Страна негодяев”. Достаточный ли это мотив для приказа о физическом устранении поэта? Положение самого Троцкого было непрочным: у страны победившей революции не могло быть двух лидеров. Есенину покровительствовал не менее могущественный Киров, за которым стоял набиравший силу Сталин. На съезде Зиновьев и Каменев дали бой Сталину и потерпели поражение. На их место был назначен Киров. Именно в расчете на его покровительство и прибыл Есенин 24 декабря в Ленинград, где поэт ждал приезда Кирова. Но сторонники Зиновьева и Каменева, в частности, из числа пролетарских писателей, не собирались сдавать позиции. 27 декабря 1925 года Сергей Есенин погиб. Съезд закончился 31 декабря. Потом Киров будет с горечью сожалеть о том, что не задержал на несколько месяцев Есенина в Баку. Но в те дни ему было не до Есенина. В стране делили власть. И борьба была жесткой. Одной из жертв которой и стал величайший поэт России. С Есениным расправились так быстро потому, что надо было успеть до приезда Кирова. На вопрос: “Как вы относитесь к версии, что именно Троцкий “заказал” Есенина?” - режиссер фильма “Дорогие мои! Хорошие!” Владимир Паршиков отвечает: “У Троцкого самого под ногами горело - Сталин шел во всю мощь. Гораздо сильнее можно воспринимать Зиновьева. Все происходило на XIV съезде”. “Троцкий мог санкционировать убийство?” - уточняю я. Паршиков: “Мог. Но в физическом устранении больше были задействованы пролетарские литераторы, большинство из которых сотрудничали с “органами”. Есенин представлял для них угрозу как литератор и общественный деятель”.

20 января 1925 года завстолом дознания Вергей на основании двух непрофессионально составленных актов Н.Горбова и А. Г. Гиляревского принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела по пункту 5 статьи 4 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР - за отсутствием состава преступления. Один из них - акт Горбова - основан на лжесвидетельстве. Свидетели не видели погибшего в петле, однако подписали документ, в котором говорится о повешении. Акт составлен тоже с нарушениями законодательства, о которых сказано выше, к тому же должен был быть составлен не акт, а протокол. Другой - акт Гиляревского - составлен тоже с нарушением законодательства. Судмедэксперт должен был присутствовать на месте происшествия по вызову следователя. Он должен был произвести описание места происшествия в своем акте. В присутствии ассистентов зарегистрировать акт в специальном журнале, присвоив ему номер. Таким образом, отказ Вергея в возбуждении уголовного дела в рамках УК РСФСР 1923 года являлся незаконным. Никаких следственных действий в рамках законодательства не проведено до сих пор.

В 90-х годах бывший старший следователь Эдуард Хлысталов провел частное расследование. По его данным, было составлено два акта, подписанных Гиляревским. Существует выписка о смерти С. А. Есенина, выданная 29 декабря 1925 года в столе ЗАГСа Московско-Нарвского совета. 29 декабря туда для получения свидетельства о смерти было представлено медицинское заключение Гиляревского под номером 1017. А не тот широко известный акт без номера, подписанный Гиляревским, но составленный не им, на основании которого было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако само - подлинное - заключение Гиляревского не найдено. Оно бы могло прояснить многое. Возможно, Гиляревский специально составил столь непрофессиональный акт, чтобы дать понять потомкам, что все дело сфальсифицировано. Поразительно, и то свидетельство о смерти Есенина № 1017 в ЗАГСе Ленинграда на руки выдали не родным поэта, а Вольфу Эрлиху.

В 1927 году Сварог писал: “Мне кажется, этот Эрлих что-то ему подсыпал на ночь, ну... может быть, и не яд, но сильное снотворное. Не зря же он “забыл” свой портфель в номере Есенина. И домой он “спать” не ходил - с запиской Есенина в кармане. Он крутился не зря все время неподалеку, наверное, вся их компания сидела и выжидала свой час в соседних номерах. Обстановка была нервозная, в Москве шел съезд, в “Англетере” всю ночь ходили люди в кожанках. Есенина спешили убрать, поэтому все было так неуклюже и осталось много следов. Перепуганный дворник, который нес дрова и не вошел в номер, услышал, что происходит, кинулся звонить коменданту Назарову. А где теперь этот дворник? Сначала была “удавка” - правой рукой Есенин пытался ослабить ее, так рука и закоченела в судороге. Голова была на подлокотнике дивана, когда Есенина ударили выше переносицы рукояткой нагана. Потом его закатали в ковер и хотели спустить с балкона, за углом ждала машина. Легче было похитить. Но балконная дверь не открывалась достаточно широко, оставили труп у балкона, на холоде. Пили, курили, вся эта грязь осталась... Почему я думаю, что закатали в ковер? Когда рисовал, заметил множество мельчайших соринок на брюках и несколько в волосах... пытались выпрямить руку и полоснули бритвой “Жилетт” по сухожилию правой руки, эти порезы были видны... Сняли пиджак, помятый и порезанный, сунули ценные вещи в карманы и все потом унесли... Очень спешили... “Вешали” второпях, уже глубокой ночью, и это было непросто на вертикальном стояке. Когда разбежались, остался Эрлих, чтобы что-то проверить и подготовить для версии о самоубийстве...”. Свидетельства Сварога в нарушении законодательства к делу не приобщили.

К числу открытых врагов Есенина относится и Лев Сосновский, возглавивший травлю поэта в московских изданиях.

В 1992 году была создана комиссия Всероссийского писательского Есенинского комитета по выяснению обстоятельств смерти поэта под председательством Ю. Л. Прокушева. Прокушевская комиссия обратилась за помощью в бюро Главной судебно-медицинской экспертизы Минздрава России и привлекла судмедэкспертов для работы. Несмотря на массу нарушений и неувязок официальной версии, по итогам работы прокушевской комиссии в 1993 году представители Генпрокуратуры РФ неофициально сделали вывод о соответствии дознания по смерти поэта С. А. Есенина действовавшему уголовно-процессуальному законодательству от 1923-го. Отметив все-таки “неполноту и низкое качество документов”. И, признав отсутствие оснований для вывода об убийстве поэта и эксгумации его останков для проведения судебно-медицинского исследовании, дала заключение: “Постановление народного следователя 2-го отделения милиции г. Ленинграда от 23.01.26 о прекращении производства дознания по факту самоубийства С. А. Есенина является законным”.

На вопросы: “Как вы относитесь к компетентности комиссии Прокушева? Имели ли право сотрудники Генпрокуратуры, не возбуждая уголовного дела, давать подобное заключение?” - Владимир Паршиков отвечает: “В соответствии с выводами адвоката Виктора Фомина, ни один из экспертов этой комиссии не давал подписку о даче ложных заключений. То есть эти специалисты свою деятельность исполняли не как судмедэксперты в рамках официально заведенного уголовного дела. Соответствующей закону процедурой было бы заведение уголовного дела в рамках УК РФ и работа следователей и судмедэкспертов в соответствии с законодательством РФ. С признанием родных поэта потерпевшими”.

В конце 90-х С.П. Есенина, Э.А. Хлысталов и А.С. Прокопенко обратились в Генпрокуратуру с просьбой о возбуждении уголовного дела и были приняты А.В. Белоусовым - помощником Генпрокурора РФ Юрия Скуратова. Светлана Есенина говорит, что нашла у Белоусова понимание, и уголовное дело по факту гибели Сергея Есенина могло быть заведено. Пока этот вопрос решался, в апреле 1999 года сам Юрий Скуратов был отстранен от должности Генпрокурора, а в апреле 2000 года Советом Федерации был снят с нее.

Светлана Есенина и другие заявители обратились в Генеральную прокуратуру. На их жалобу 28 января 2008 года последовал ответ, что “каких-либо вновь открывшихся обстоятельств, подлежащих проверке следственным путем, не обнаружено”. Таким образом, Генпрокуратура в очередной раз показала нежелание заниматься этим делом.

Однако за почти десять лет, прошедших с момента обращения к Юрию Скуратову, появились новые факты, ставящие под сомнение как законность выводов официальной версии, так и ее юридическое основание. Они собраны в резюме, подготовленном адвокатом Виктором Фоминым. В том числе удалось определить, что фотография с места преступления является зеркальной копией оригинала, а две идущие на расстоянии не более диаметра трубы отопления в номере располагались слева. Доказано, что при таком расположении глубокая впадина на лбу погибшего поэта не может быть объяснена соприкосновением с трубами. Она могла быть следствием удара тяжелым предметом. Свидетели, первыми попавшие в номер после гибели поэта, не упоминают о том, что в номере горел свет. Но Есенин не мог совершить самоубийство в темноте. Список фактов и нарушений законодательства в действиях официальных лиц в момент гибели Есенина - несколько десятков пунктов.

В январе 2008 года будущий президент России Дмитрий Медведев назвал Россию “страной правового нигилизма”.

Светлана Есенина: “Я обращаюсь к президенту России с просьбой указать Генпрокуратуре РФ на необходимость соблюдения ею законности в установлении истины по делу гибели Есенина. Давно пора снять с него клеймо самоубийцы”.

Миллионы россиян считают, что пора наконец рассекретить связанные с гибелью Есенина документы из архивов ЦК КПСС И КГБ. Народ России имеет право узнать обстоятельства этой национальной трагедии.

Виолетта Баша Мир новостей

Давайте просто послушаем.... Мы же русские...

Прикрепления: 8150201.jpeg(16Kb) · 5570804.jpg(11Kb) · 3841453.jpg(60Kb) · 6544189.jpg(51Kb)


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.

Сообщение отредактировал Fadin - Вторник, 25.01.2011, 01:50
 
FadinДата: Понедельник, 24.01.2011, 14:44 | Сообщение # 99
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
Ковбой в белом, или , Последнее лето Джо Дассена

ПЛЕЙБОЙ В БЕЛОМ

Июнь 1980-го года. Самый престижный концертный зал Франции - "Олимпия". Последний предсмертный парижский концерт Дассена. Перенесший инфаркт, он отплясывает ирландскую джигу. Видно, как взлетает из-под каблуков пыль. По лицу струился пот. Тут же, без паузы, он поет "Кафе "Три голубя" - гимн влюбленных Парижа. Зал поет вместе с ним, окончание песни тонет в громе аплодисментов, и снова зал поет вместе с Дассеном. Так - до конца концерта.
На следующем концерте, в Каннах, он упадет на сцене без сознания. Спустя годы китайские студенты будут петь его песни перед идущими на них танками ...
В России он был популярен не меньше, чем во Франции. Его любили все женщины планеты, он заводил романы со многими, но любил только двух. Одна из них сделала его певцом, другая - так ранила его сердце, что оно остановилось.

Американский внук одесситки

Джо Дассен родился в Нью-Йорке 5 ноября 1938 года, в семье кинорежиссера Жюля Дассена, русского по - происхождению (мать Жюля была родом из Одессы), и венгерки, скрипачки Беатрис Лонер. В 1940 году Жюль с семьей решил перебраться в Лос-Анжелес, поближе в Голливуду. За фильмы о безработных Жюль попал в черные списки во времена "маккартизма", не мог найти работы, и мать Джо с трудом содержала семью. Вскоре у Джо появились сестры Рики и Жюльетта и он вынужден был подрабатывать, помогая матери. "Неблагонадежная" семья в 1945 году покинула Америку, скитались по Европе, пока не обосновалась в Париже. Как только отец Джо стал преуспевающим режиссером, он ушел к актрисе Мелине Меркури. Джо тяжело переживал развод родителей и решил уехать от подальше от них. С тремя сотнями франков Джо отправился в Америку, где закончил Мичиганский университет и стал доктором этнографии. Вечерами он зарабатывал на жизнь мусорщиком, шофером, мойщиком посуды, барменом. В свободные часы, слушая песни Жака Бресансса, Джо решил, что станет певцом, не однодневкой, а звездой. Невзирая на насмешки приятелей, он с упорством работал над голосом и гитарной техникой. И вскоре стал петь в кафе. Первый его заработок там составил пятьдесят долларов. Посетителям нравился его проникновенный голос, а он чувствовал, что пора возвращаться в любимую Францию. До Европы он добрался в трюме корабля без гроша в кармане, имея при себе лишь гитару. Отец и сын помирились и Джо впервые заработал большие деньги, записав несколько мелодий для фильмов отца. Кроме того, Джо стал журналистом скандального (тогда) журнала "Плейбой".

Мариз упала ему в объятья

13 декабря 1963 года на вечеринке по поводу выхода фильма "Этот безумный, безумный, безумный мир" Джо встретил молоденькую Мариз Массьера. Он пригласил Мариз на выходные в предместье Парижа с намерением соблазнить. В отблесках огня, полыхавшего в камине, он был бесподобен, а когда он запел "Freight Train", Мариз оказалась в его объятьях. Прошли выходные, а влюбленные не могли расстаться. Их свидание длилось более двух недель. Вскоре молодая пара обзавелась собственным "гнездышком" на бульваре Распай. Мариз устроила Джо ведущим на радиостанцию RTL, где работала сама. После уговоров Мариз Джо шутки ради записал свою первую пластинку. Она была посредственной и ему посоветовали больше не "баловаться пением". Стать настоящим певцом Дассену помогли ... любовь и случай! Подруга Мариз Катрин Ренье, работавшая во французском филиале CBS - американской звукозаписывающей компании. К двадцатишестилетию Джо подруги решили ему подарить диск, выпущенный в единственном экземпляре с записью "Freight Train" - той песни, которую он пел Мариз первое их свидание. Когда диск был готов, сотрудники CBS шутки ради запустили. И вдруг их озарило - зачем тиражировать американских звезд, когда французский журналист так здорово поет? Так с простой забавы началась одна из самых великих карьер во французской эстраде! Вскоре Джо с оркестром Освальда д'Андреа записал пластинку. Выпущенная тиражом тысяча экземпляров, как и следующая, почти не раскупались. Джо отчаялся и решил порвать с CBS, но после того, как у французского филиала компании появился новый директор Жак Супле, а у Джо - продюсер Жак Пле, песни Дассена зазвучали в магазинах пластинок. Жаку Пле, выпустившему диски Диззи Гиллеспи, работавшему с Шарлем Азнавуром, Джо был обязан своим первым успехом. Благодаря ему появились песни "Bip-Bip", "Ca m'avance a quoi", "Guantanamera". Между тем, Дассен готовился к свадьбе. Церемония назначена на 18 января 1966 года. Джо наотрез отказался от присутствия друзей и родных, - он помнил про неудачный брак родителей. Недовольно ворча всю дорогу до мэрии, он встретил своего друга и соавтора Жана-Мишеля Рива. Тот не поверил своим ушам - Джо женится! Чтобы убедиться, что это не розыгрыш, отправился с женихом на церемонию. Затем в русском ресторане Джо напился в стельку, отмечая окончание свободной жизни. Но ему удалось вырваться в свадебное путешествие - Джо работал как одержимый. Требовались новые идеи. Жак Пле предложил Дассену записываться в Лондоне, - столице европейского шоу-бизнеса, где началось многолетнее сотрудничество с аражировщиком Дассена Джонни Арти.

Булочка с шоколадом

В январе 1967 года в Каннах на всемирной встрече представителей шоу-бизнеса, Джо, решивший не петь, тем не менее, был замечен прессой и стал настоящей "звездой". А сама "звезда" напела продюсеру Пле ковбойскую песенку "Les Dalton", сообщив, что хочет отдать ее Анри Сальвадору. Пле был категоричен: "Я запрещаю отдавать это Сальвадору!" И Джо записал эту песню. Диск "Les Dalton" стал первым золотым диском Дассена. Между тем, во Франции разразилась "студенческая революция" и Джо стал ее героем: от его песнях веяло молодостью и свободой. Особенно нравилась песня "Le petit pain au chocolat". Булочки с шоколадом стали символом республики и шли нарасхват, а благодарные булочники сменили вывески на "Булочка с шоколадом", свидетельствуя, что Джо - самый лучший певец. В передаче "Теле-воскресенье" этими "булочками" Джо завоевал Францию и она капитулировала перед ним. Вскоре Джо и Мариз справили новоселье на улице д'Асса, и мечтали о наследнике. Но завести ребенка не удалось.

Все рухнуло в одну секунду

1969 год принес Дассену бешеный ритм жизни: телевидение, радио, концерты, череда непрерывных гастролей в Канаде, в Африке. Пластинки Дассена издавались огромными тиражами. Все рухнуло в один момент: 1 апреля 1969 года у Джо случился инфаркт. Он пролежал в постели месяц. В мае-июне, превзнемогая боль, Джо выпустил два новых альбома, один из которых из которых - "Елисейские поля". А поправившись, Джо сменил имидж ковбоя на более респектабельный. Его пригласили на телевидение, там он появился в белом костюме, ставшей его "визитной карточкой".
Как-то Боби Лапуант устроил в кафе встречу Дассена с Брассенсом. Джо вспоминал, как в Америке, подбирал песни Брассенса, он решил стать певцом. Всю жизнь он был благодарен Боби за эту встречу, и взял на себя обязательство переиздать Брассенса. Поре своих скитаний Дассен посвятил песню "L'Amerique", которая превзошла все рекорды продаж, тиражи в несколько миллионов даже для Франции были неслыханны.
Осенью 1969 года состоялись выступления Джо в самом престижном концертном зале Франции - "Олимпии", ставшими настоящим триумфом, но самым большим подарком стала телеграмма с поздравлениями от Брассенса после выступления. В декабре 1969 года Джо понял, насколько он измотан и решил отправиться в запоздалое свадебное путешествие. Нью-Йорк, затем - Карибские острова и Барбадос. В Европе зима, а Джо и Мариз греются в лучах солнца на золотом песке.

Умерший ребенок

За альбом "Champs-Elysees" Дассен получил Гран-При Академии Шарля Кро. Последовали триумфальные турне по Канаде, Италии, Африке, Германии, Франции. Джо - уже национальный кумир. Публика сходила с ума, поклонники рвали на нем одежду, а полиция с трудом сдерживала толпу. В 1971 году сразу шесть дисков Дассена стали золотыми. Мариз хочется на край света и Джо устраивает турне на Мадагаскар, Новую Каледонию, Таити. Там, загорая на пляже около кокосовой рощи, он решает купить двадцать гектаров земли. В 1973 году Мариз чувствует беременность. Джо был так счастлив, что построить дом в пригороде Парижа, чтобы ребенок рос на свежем воздухе. А пока для будущей мамы он снимает дом у залива Сен-Ном-ла-Бретеш и едет на Таити, где он строит маленькое бунгало в своем "раю". В августе он должен вернуться во Францию, а там его ожидает страшная весть: Мариз рожает раньше срока, недоношенный Джошуа умирает через пять дней. Жизнь Джо опрокинулась. Он впал в жуткую депрессию. Забыты верные соавторы - Ман-Мишель Рива и Франк Томас. Теперь для Дассена пишут Пьер Деланоэ и Клод Лемель. Джо поет грустную песни о любви "Если тебя зовут Грусть".

В России он был популярней, чем "Биттлз"

Лето 1975-го стало звездным часом Дассена. Свершилось то, о чем мечтал Жак Пле - песня "L'ete Indien" заполнила радиоэфир всей планеты. Как и "Люксембургский сад" и другие. Дассена любит Европа, Африка, Америка, Россия, где он обогнал "Битлз" по популярности. По слухам, к Дассену весьма благосклонной была наша примадонна София Ротару, благодаря протекции которой Джо так "полюбили" на советском телевидении. Прием в России стал вершиной его славы. Тогда Джо не мог себе представить, что уже после его смерти китайские студенты на площади Тян-Ан-Мэнь перед танками будут петь его песни. Всемирная слава? Безусловно! Но почему прежде такой самоуверенный Джо уже ни в чем не уверен и все чаще советуется с матерью? Может быть, он почувствовал, как недолог его век и как высока ответственность символа эпохи? А журналисты называли Дассена "наименее известным из знаменитых".

Конец благородного семейства

В 1976 году компания CBS объявила, что Дассен продал 20 миллионов дисков за свою карьеру, невероятно! А в личной жизни Джо назревает драма. Джо был очень скрытным. Он говорил, что не хочет устраивать моральный стриптиз и что его зрители ждут от него песен, а не скандальных историй. Его отношения с Мариз, испортившиеся после смерти ребенка, становятся все хуже. Во время его гастролей в Руане он зашёл в фотосалон. Клиентов обслуживала светловолосая девушка. Ее звали Кристин Дельво. Джо пригласил ее в кафе. Это была любовь с первого взгляда. Они решили не расставаться. А ведь Джо был еще женат! Когда Джо выступал, она ждала его за кулисами, когда записывался - мерила шагами коридоры студии. Одновременно с этим Джо умудрился завести еще одну подружку, американскую певицу Джинн Мейсон, незадолго до этого появившуюся в команде CBS. Вскоре Джо развелся с Мариз, оставив ту, которой обязан своим успехом. Но не Джинн стала женой Джо.

Любовь, похожая на смерть

14 января 1978 года, в возрасте сорока лет, Джо Дассен женился на юной Кристин Дельво. Бракосочетание состоялось в Котиньяке, небольшом городке на юге Франции. Накануне свадьбы начался сильный дождь, продолжившийся и в день "свадьбы под дождем". Под струями дождя Джо надел кольцо на палец невесты. В этот раз он утроил настоящий медовый месяц со свадебным путешествием в Лос-Анджелес, затем в Палм-Спрингс, городок, где он жил в детстве. Дом, сад, бассейн и ... последняя любовь. Джо и Кристин прожили там неделю. Вскоре Джо уже готовился стать отцом. Он обезумел от счастья. 14 сентября 1979 года родился первый сын Джо Дассена - Джонатан.

Шесть месяцев спустя Кристин вновь беременна. Три последних месяца до родов она проводит в больнице. В это время Джо тоже оказался в больнице с диагнозом микроинфаркт. Сказались не только огромные перегрузки, но и трещина в отношениях с Кристин, они были еще не долго женаты, а скандалы в семье не прекращались. Причина? Ревность. Она то и дело беременна, а он постоянно находился в окружении поклонниц. 22 марта 1980 года родился второй сын Джо Дассена - Жюльен. Через три недели началось дело о разводе, в ожидании которого она с детьми уехала к родителям в Руан, не давая Джо встречаться с сыновьями. Он буквально сходил с ума! Ведь он безумно любил Кристин. Джо перенес тяжелый сердечный приступ, после чего решил прекратить выступления и заниматься детьми. "Мои сыновья растут, и я не хочу ничего пропустить",- говорит он друзьям. А напоследок, предчувствуя близкий конец, он работал как одержимый по 12 - 15 часов в сутки.

Последнее лето Дассена

Июнь 1980-го года. Зал "Олимпия". Последний предсмертный парижский концерт Дассена. Он, перенесший инфаркты, отплясывал ирландскую джигу, отбивая чечетку. Из дальних рядов видно, как взлетает из-под каблуков пыль. По лицу струился пот. Тут же, без паузы, он запел "Кафе 'Три голубя" - гимн влюбленных Парижа! Зал запел вместе с ним. Окончание песни потонуло в овации. Все следующие песни зал пел вместе с Дассеном. А дом а его ждет радость - мать уговорила Кристин с сыновьями переехать в дом, который Джо строил для нее. Последний концерт 11 июля 1980 года в Каннах. Во время второго отделения он упал без сознания и был отправлен в больницу. Он сбежал от врачей ... в рай. В свой "рай" - на Таити. Уехал не с Кристин, отношения с которой были его болью, а с некой Натали. Кристин Гато вспоминает: "Обычно он был одет в белое. Но в ту среду он одел рубашку красного цвета. В полдень он открыл двери ресторанчика "Мишель и Элиан". В баре выпил апельсиновый сок, поднялся на второй этаж, вышел к столику на террасе. Заказал рыбу, вареный рис, папайю. Сел по правую руку от Натали. Проглотив кусочек рыбы, он едва успел положить вилку и мгновенно потерял сознание. Врач, бывший среди посетителей, принялся делать ему массаж сердца. Потом сказал: "Все кончено. Он мертв". В ресторане, где за несколько минут до этого звучала мелодия "Индейского лета", стояла оглушающая тишина. Был август 1980 года. Последнего лета Дассена.

Виолетта БАША

Прикрепления: 5591104.jpg(43Kb) · 7935914.jpg(64Kb) · 6356974.jpg(77Kb) · 5467396.jpg(62Kb) · 9004293.jpg(22Kb)


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.

Сообщение отредактировал Fadin - Вторник, 25.01.2011, 22:02
 
FadinДата: Понедельник, 24.01.2011, 16:45 | Сообщение # 100
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
МАГИЯ А ЛЯ РУС

Вряд ли ее грозный покойный шеф мог представить, что на старости лет его верная уборщица Мария Дмитриевна развернет международный бизнес. Да какой! Магический салон госпожи Клавдии для иностранцев под названием "Магия а ля рус". "А ля рус" оправдывалось в полном размере, причем настолько, что слава о салоне достигла берегов Америки.

В прихожей под портретами "Ленина на субботнике" и "Сталина на мавзолее" задумчиво горела свечка, рядом на колченогом столике покоился ни в чем не повинный "алмазный шар первого шаха Ирана" (висюлька, аккуратно изъятая из поддельной под хрусталь и разбитой при переезде Клавкиной люстры), справа от портретов на стене висело изображение шаловливого языческого бога, то ли Ярилы с похмелья после ночи Ивана Купалы в изображении местного художника Кобылкина-Дрюева, то ли самого козлоного Пана, и пара колодезных цепей под ним. Вся эта изжога времен была убрана украинскими вышитыми рушниками с изображением батьки Махно за стопкой горилки во время передышки после боя с красными. Дверной звонок визгливо просигналил: "Вихри враждебные" и Мария Дмитриевна кинулась открывать дверь очередному клиенту.
"Из ит маджик а ля рус?" - спросил житель Нового Света.
"Ага, оно-оно! Маджик самый что ни на есть! Я у самого батюшки Берия полы мыла!", - с места в карьер начала придавать исторический колорит беседе Марья Дмитриевна, кокетливо поднося американскому гостю "на чистой гжели" загаженный мухами по краям граненый стакан с русской водкой, приговаривая: "Пей, пей огнену водицу, душа аки солнышко будет святиться, все будущее как на ладони, милок, покажу, про индекс Дой-Джонса расскажу!". Старушка вырядилась по случаю визита американского клиента в шитый петухами красный сарафан до полу, из под лямок которого до тошноты наглядно прорисовывались тощие старушечьи груди. На шее старой ведьмы нагло торчал пионерский галстук.
"Грязный козел - твой кобель Лаврентий", - донесся из кабинета томный голос Клавки, старушкиной племянницы, бывшей медсестры, а теперь Госпожи Клавдии, "Ясновидящей первой гильдии, наследницы Перуна и Ярилы", как значилось в визитке. Чем Перун отличался от Ярилы понять не могла не только Госпожа Клавдия, но и вся команда указанного салона. Впрочем, спросить об этом ошарашенным русской экзотикой заокеанским гостям уже не приходило в голову.
"Во, блин, опять с духом генералисимуса наобщалась, раз любезного моего зазнобушку Лаврентия козлом ругает!, - с уважением подумала старая вохровка, - Ну да ладно. Что-то французский клиент счетом не доволен. Ща как раз "Революционная тройка" гонорарий с него вышибать будет, а я с Клавдии полста баксов слуплю, с курвы...", - Мария Дмитриевна блаженно улыбнулась, предвкушая куш, обнажив при этом видок не для слабонервных - хищный старушечий оскал, прозванный ее благоверным любя: "смерть, ты пришла за мной?"
Старушечий бизнес был отлажен отменно. Еще в самом начале перестройки хитрющая бабка смекнула, что не пенсией единой жив человек, и послала Клавдию на магические курсы. Та схватывала все на лету. Дальше зарегистрировали салон "А ля рус" и покатилось. Уговор был такой - "наследница Ярилы" берет с иностранца сколько сможет, но - полста баксов ветеранше отечественной истории, еще полста - "комсоставу", то бишь деду Семенычу и деду Макарычу отстегивает. Если иностранец не верил в судьбу и в привороты, если его не пугали голоса Николая Второго, Распутина или Троцкого, если революционные матросы не являлись ему во время медитации, и он начинал артачится, судорожно пересчитывать баксы, являлась "Революционная Тройка" - дед Семеныч, дед Макарыч и сама "товарищ Клавдия", переодетая в кожанку и с наганом, сохранившимся у деда Семеныча с Гражданской войны.
В кабинете, как правило, над еще одним, теперь уже не алмазным, а простым стеклянным шаром Госпожа Клавдия, водя руками, ненавязчиво выясняла названия фирм и номера банковских счетов бедолаги, его криминальные связи, после чего, взывая к духу самого Столыпина, отца русского капитализма, предсказывала с кем и какие сделки надо делать. Всю предварительную информацию Клавдия получала от мужа, русского бизнесмена, но вскоре так сама насобачилась, что дух Столыпина только беззвучно раскрывал рот от изумления. И - странное дело! - у всех побывавших в странном салоне Госпожи Клавдии по возвращению в "империю мирового капитализма" дела шли как по маслу! И хрен его знает в чем здесь была причина, потому как Клавка-то хоть магические курсы и закончила, но ее специализацией на них была любовная магия, "венец безбрачия" и прочие вполне житейские штучки, а вовсе не котировки на Нью-Йоркской бирже. . .
Короче, артачились клиенты редко, заморские воротилы бизнеса прослышали о силе русской магии, приносящей по возвращению на родину баснословные доходы и валили к "комиссаршам" косяком. Клиенты у госпожи Клавдии были проверенные - их поставлял ее бывший муж, некогда вечный борец за идею на комсомольском поприще, а теперь - новоиспеченная акула отечественного рынка, организовавший в Америке рекламу магическому бизнесу женушки. Называл муженек Клавдии это предприятие - "мое, па-а-анимашь ли, Болдино". В старушкины обязанности входило встречать клиента у порога хлебом-солью и стаканом водочки, называть себя "Ариной Родионовной", забалтывать до полусмерти народными частушками и наговорами. А во время "акта возмездия мировому капиталу" (как в прейскуранте предприятия числилась интимная часть сеанса в виде русского народного массажа в парилке с веничком, под который оборудовали ванную, в наручниках и с окриками "Я из тебя, курвы, признание выбью!", по должностной инструкции старушка была обязана врываться в комнату с криками "в СССР нет секса!", "у нас тут православная страна (для клиентов из арабских стран)!", "Всем лечь на пол, упасть, отжаться и одеть противогазы! Проверка ГО!!!" ( для коммерсантов, прошедших в свое время службу в войсках Пентагона и НАТО), или "Что за антисоветчину вы мне здесь устроили, пройдемте в отделение, наша советская милиция во всем разберется!" (эта тирада особенно нравилась бывшим диссидентам). Если клиент сразу же со страху не падал в обморок, то для особо изысканных был еще и дополнительный сервис: по мобильнику бабка вызывала "революционные органы правопорядка пролетарской нравственности". Являлись дед Семеныч, ее супружник, и его собутыльник Макарыч в телогрейке с красной засаленной повязкой "дружинник" на рукаве. Дед Семеныч, ветеран революции и Трех Мировых войн (как он сам себя называл) был в кожанке времен Чапаева и взятия Перекопа, хватал заморского гостя за ягодицы, исхлестанные березовым веничком, и угрожая легендарным революционным наганом (конфискованным якобы у Юденича), стаскивал разомлевшего от массажа бизнесмена с тут же специально установленных нар " а ля Гулаг". Полуголый империалист всегда делал одно и то же: прикрывал на всякий случай свое причинное место, бледнел и лепетал что-то о мировом терроризме. "Империалисту" было и невдомек, что наган был не заряжен с самой Гражданской войны.
Далее по сценарию был предусмотрен "допрос с пристрастием третьей степени". Голого, дрожащего от страха заокеанского партнера вели в соседнюю комнату, где у бабки лет пятьдесят как висел портрет Лаврентий Палыча с пенсне над хитрым глазом. Под бдительным оком Лаврентия, направив в глаза врагу народа свет от ночника, клиента заставляли подписывать признательные бумаги о сотрудничестве с разведками разных стран (в ходу были Гвинея, Таиланд, спутник Юпитера под названием "Европа" и еще какие-то острова в Тихом океане). Если клиент сразу не въезжал в суть своего вселенского счастья, дед вызывал из "соседнего кабинета" прокурора. Роль эту не без успеха выполняла все та же Клавдия в кожаном лифчике и в кожаных трусах с цепями и шипами. Она лупила клиента плеткой по "чему придется", (попадалась, как правило, пятая точка). После того, как клиент получал от этого свой особый, ни с чем не сравнимый кайф "а ля рус", "Особое Революционное Совещание" в составе двух дедов и прокурора Клавдии подписывало гостю "вышку" с немедленным исполнением. Клиент уже не знал, верить ему в происходящее или нет, и воспринимал все всерьез, готовясь к переходу в мир иной. Дед вытаскивал из портков все тот же доисторический наган. Гость, не уверенный, что с ним просто шутят, предлагал деньги, и, как ни странно, "революционная тройка" охотно их брала. Суммы гонораров были просто астрономическими, причем не из нашей Галактики. Если сумма была больше обычного, Клавдия подносила клиенту еще один загаженный мухами граненый стакан с водкой, настоенной "на целебных травах". Потом выпивали дружно за "торжество мирового пролетариата" и клиента отпускали восвояси.
Слухи о "салоне а ля рус" ходили теперь уже и по всей Европе, обросли невероятными легендами и имели сенсационный оттенок.
В этот раз все шло как обычно: американский клиент в кабинете слушал, как Клавдия спрашивает дух Столыпина об акциях "Микрофоста", и первый российский реформатор настоятельно советовал с их покупкой повременить, "Арина Родионовна" вспоминали свою комсомольскую свадьбу без единой капли водки, но с огромным количеством напутствий от парткома, взвыв "По долинам и по взгорьям шла дивизия вперед!", когда вдруг в кабинет к Клавдии ввалились деды ее "революционной зондер-команды".
- Стенд ап, янки, хэнде хох, блин! Встать, сукин сын, когда революционный трибунал в комнату входит! - завопил Семеныч откатанную речь, произведя неизгладимое впечатление на американского гостя, хватая его при этом за тощую шею. Американец извернулся, и вытащил из-под куртки новенький заморский пистолет с глушителем. Дед с выкаченными на лоб глазами вытаращился на американское оружие.
"Как это он успел сюда его протащить, ведь в двери был металлодетектор?" - мелькнуло в голове ветерана, но было поздно. Чудо американской военной мысли уже было наведено на старого "пролетария", а сам "янки", покрасневший по самые уши, на чистом русском, с неким таким-таки знакомым, таким родным одесским акцентом вопил:
- Я чо, падла, лох какой-нибудь? Ты на кого пушку направил, старый дуб? На Сеню с Малой Арнаутской? У меня весь этот хренов Бродвей вот здесь! Раздевайся!"
Дед не поверил своим ушам, но делать было нечего. Дрожащими руками Семеныч стянул портки, под которыми открылась картина Айвазовского "семейные трусы под парусом - раскинулось море широко". Его било дрожью как в девятый вал.
- Так-то лучше, старый партизан! - хмыкнул Сеня. - А теперь слушайте. Что вы тут пенку гоните, с таким-то размахом, с таким-то сервисом и всего пять клиентов в день! Короче, ша, шпана! Вот договор: будете работать у меня на Брайтоне.
Покончив с воспитанием старого поколения, и разрешив деду одеться, Сеня разлил водки, и все дружно выпили за успех русско-американских отношений, после чего, дав сотню баксов за спектакль, Сеня покинул салон, оставив визитку. Уходя, он хлопнул деда Семеныча по ягодицам. На прощанье он оставил в салоне свой пистолет - это оказалась зажигалка!

Через месяц на Брайтоне открылся "Магический салон а ля рус". Клиентов у него было невпроворот. Вскоре предприятие расширилось, Клавдия выучила английский язык, и основала дочернее предприятие "Ковбойская магия - "май литтл хорс " ( что в переводе с местного наречия означало "Куда прешь, старая кляча, Джеку все расскажу!") и "Китайский магический дом Хунвейбин-паблик-хаус"( без перевода). В первом из них вызывались духи Вашингтона, Рузвельта, Черчилля, правда, дух Генри Форда частенько артачился и не всегда являлся по первому приглашению, а для китайцев разыгрывалась сцена культурной революции и встречи с покойным председателем Мао, все тот же революционный трибунал (дед Семеныч и дед Макарыч почему-то в кимоно, под желтым голливудским гримом, чудовищно искажавшем их черты) и с приговором к высшей мере - высылке в Китай!

Сейчас на Брайтоне "Салон Госпожи Клавдии" - одно из самых знаменитых и процветающих предприятий.

Виолетта БАША


Прикрепления: 0585126.jpg(16Kb) · 0584550.jpg(23Kb) · 3974520.jpg(32Kb)


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
pvrДата: Четверг, 27.01.2011, 07:46 | Сообщение # 101
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Алексей, сижу и слушаю Джо Дассена. Ты в очередной раз приятно меня удивил. В далёкие 80-е парни переписывали друг у друга плёнки с записями Дассена, чтобы подарить своим любимым на 8-е марта. Мне мой благоверный тоже сделал такой подарок. Песни Джо Дассена можно слушать бесконечно. А стихи Есенина наше поколение знало наизусть. Спасибо тебе за такой прекрасный подарок на нашем сайте.

Сибирячка
 
FadinДата: Четверг, 27.01.2011, 17:41 | Сообщение # 102
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
pvr1953, приятно, что музыкой зацепил и увёл в то время, когда Джо Дассен был кумиром практически всех нас.
Знаю такой исторический факт: чемпионы мира в танцах на льду Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов ставили танец под дассеновскую "Если бы тебя не было" и на одно из соревнований пришёл Джо Дассен. Танец фигуристов, музыка и текст песни, слившийся воедино, потрясли его.
Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов станут олимпийскими чемпионами в танцах на льду на Олимпиаде 1980 в Лэйк Плессиде (США).


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
FadinДата: Вторник, 01.02.2011, 20:50 | Сообщение # 103
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
Я ОБМАНЫВАТЬ СЕБЯ НЕ СТАНУ...

Проснувшись ближе к послеобеденному чаю, Шурка, потянувшись на кровати, поискала свои синие с белыми полосками труселя ТИПА D&G, благополучно их натянула на свою жопу и пошлёпала в туалет. Разбрызгав мочу по унитазу, и, обоссав всё вокруг, громко икнув, вышла, забыв, как обычно, смыть за собой.

Щёлкнула зажигалка, загудел электрочайник, потянуло сквозняком из открытого кухонного окна и сигаретным дымом (спрашивается: зачем открывать окно и запускать холодный воздух, если сигаретный дым вместе с уличным воздухом разносится по всей квартире?).

На кухне был бардак: грязная посуда горой лежала в раковине, электроплита была грязно-жёлтого цвета от грязи и копоти, комфорки - горбатые и вздутые. По углам кухни - "бородатая сажа", следы от прошлогодних мух, брызги масла от жарения на стенах, - всё это говорило о ленности хозяев и запущенности не только быта, но и личной жизни.

Вода в чайнике забурлила, часть её выплеснулась наружу, лужица кипятка растекалась по полу. Шурка достала кружку с надписью "I love you", навела растворимый кофе, икнула, взяла разделочную доску вместо разноса (давно мечтала прикупить да всё было как-то недосуг), поставила кружку на доску и пошлёпа к себе в комнатушку, почитать новости в Сети да послушать музыку на You Tube.

Вечерело... А не сгонять ли в сауну, подумалось Шурке. Может зацеплю кого там да оторвусь по полной. В темноте-то не каждый разглядит, что мне уж давно не СЫСНАТЦАТЬ... Лениво набрала номер друга, тот не захотел составить компанию. Жаль.

Собралась и уехала. Была в половине первого ночи уже дома. На такси возвращаться жалко денег, чай, не топ-менеджером, а простым клерком работает.

И опять зачухонная кухонка, чайник с вечно протекающей на пол водой, гора немытой посуды и засиженное мухами ещё с лета подслеповатое окно, выходящее на Бестужевых.

За то - Москва, гудят колокола!

Чем заняться в воскресенье, думала Шурка, засыпая на расшатанной кровати, накрывшись одеялом с тиграми? Чем?!


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.
 
pvrДата: Четверг, 03.02.2011, 11:40 | Сообщение # 104
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Гм, эко Вас, батенька, развезло.

Сибирячка
 
FadinДата: Четверг, 03.02.2011, 22:35 | Сообщение # 105
Коренной житель
Группа: Пользователи
Сообщений: 247
Статус: Offline
pvr1953, да не развезло меня, поверьте...

"Шура, бросай [удалено модератором] звоноколокольную Москву - и ехай на периферию! тут народ душевнее но же ведь сама не бросишь... " (житель славного города невест - Иваново - написал) biggrin

"так, чай, почти мАсквичка Шурка-то и у вас "на метрЕ" не поездишь... да и саун нормальных в Иваново нет или вы предлагаете построить метро от Иваново до Шуи или до Фурманова?" tongue

"я не знаю, что за человек, о котором ты пишешь, но из поста только одно на ум приходит: "Коза кричала нечеловеческим голосом"(с) (житель славного города Екатеринбурга написал) biggrin

Мой дневник - это всего лишь мимолётное наблюдение за теми, кто приехал покорять Столицы. Не у всех хватает ума, сил и желания быть лучше, чем серая масса "понаехавших", а ведь о таких и думают, что они москвичи (питерцы). Горько. :'(


Любовь нужна, как деньги: ежедневно.

Сообщение отредактировал Fadin - Четверг, 03.02.2011, 22:36
 
Писцовский форум » Общение » Место для общения » Стихофлудие и прозаболие (Творчество)
Страница 7 из 19«12567891819»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz