Писцовский Форум
Воскресенье, 19.11.2017, 18:57
Приветствую Вас Прохожий | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 12 из 12«12101112
Писцовский форум » Общение » Место для общения » Домашние животные (домашние и не очень...)
Домашние животные
VirtorДата: Среда, 11.10.2017, 11:24 | Сообщение # 166
Прошаренный
Группа: Модераторы
Сообщений: 607
Статус: Offline
Осень - это не повод для грусти. Осень - это повод надеть красивую шапочку!

Прикрепления: 2062790.jpg(72Kb)
 
pvrДата: Вторник, 17.10.2017, 10:23 | Сообщение # 167
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Обожаю читать про братьев наших меньших. Нашла на просторах интернета рассказ про кота. Предлагаю и вам всем посмеяться.

Акт первый.
Я к вам за советом. Есть кот. В коте десять килограммов. Есть кровать. У кровати высокая мягкая спинка шириной 10-15 сантиметров. И есть хозяева кота, которые спят на этой кровати. Ночью кот запрыгивает на спинку кровати и ходит по ней. У кота ночной променад. Но поскольку кот в прошлой жизни был коровой и некоторые особенности перенес в нынешнюю
инкарнацию, на четвертой-пятой ходке он теряет равновесие и шмякается вниз. Если мне везет, кот падает рядом. Если
не везет, на мою голову приземляются десять килограммов кота, причем почему-то всегда задницей.
Вопрос: как отучить кота от этой привычки?
Были перепробованы:
— липкие ленты, разложенные на спинке кровати (в итоге полночи отдирали их от ополоумевшего кота, чуть без скальпа его не оставили)
— нелюбимый котом аромат иланг-иланга (кот наплевал на то, что аромат у него нелюбимый)
— мандариновая кожура в больших количествах (кот брезгливо посшибал шкурки мне на голову, в процессе упал за ними сам)
Что еще можно сделать?
С брызгалкой под подушкой я уже спала. Кот удирает, затем возвращается.


Акт второй.
Получила много отзывов. Два пошли в дело сразу же. Как обещала, отчитываюсь. Я люблю простые и легко реализуемые идеи. Поэтому предложения прибить полочку к кровати, к коту, к своей голове, чтобы ему было удобно на нее падать, были отложены на потом. Для начала я взяла у ребенка шесть воздушных шариков, надула и зажала пимпочками между стеной и кроватью. Получилось очень красиво. Мы с мужем полюбовались на них и легли спать. В середине ночи грохнул выстрел. Спросонья я решила, что муж застрелил кота (хотя единственное оружие в нашем доме — это водяной пистолет). Когда включили свет, кот
сидел на полу в окружении ошметков синего шарика и недовольно щурился. Ему дали пинка, сдвинули шарики и снова легли спать. Это была наша стратегическая ошибка, доказывающая, как мало мы знаем о котах. Второй и третий шарики он взорвал минут через двадцать и ускакал, издевательски хохоча. Муж настойчиво попросил меня все убрать и закончить на сегодня с экспериментами. Пока я прятала шарики в шкаф, кот подкрался к самому большому и стукнул по нему лапой. В чистом итоге: минус четыре шарика, минус два часа сна, минус восемь метров нервных волокон на двоих взрослых. Плюс развлечение коту.
Тогда в дело пошел запасной вариант. Вся спинка кровати была проложена фольгой в несколько слоев, чтобы шуршало громче.
Я заверила мужа, что теперь он может спать спокойно: на фольгу кот точно не сунется — побоится. В общем, почти так и случилось. Кот пришел через пару часов, когда мы заснули. Прыгнул со шкафа на фольгу. Фольга зашуршала, кот страшно перепугался, взвился в воздух и упал на мужа. В чистом итоге: минус десять метров фольги, минус сорок капель пустырника на двоих взрослых. Плюс развлечение коту.

Акт третий.
После того, как фольга и шарики не сработали, я стала думать в другую сторону: как не пускать кота по ночам в спальню.
Первым был использован отпугиватель котов. К сожалению, кот не понял, что это отпугиватель. Зато понял муж, который
морщился, принюхивался и в конце концов попросил проветрить комнату. Так что у меня теперь есть отпугиватель мужей, кому нужно — могу отдать. Примерно такой же глупостью оказался тазик с водой. Мы поставили его с тем расчетом, что кот будет плескаться и забудет про кровать (он любит воду). Расчет оправдался наполовину: кот плескался, но про кровать не забыл. Ночью он прискакал к нам, тряся мокрыми лапами. Мне спросонья показалось, что их у него двадцать две. Десятью он
наступил мне на лицо, остальными пробежался по одеялу и простыне. Напоследок звонко поцеловал мужа в нос, ткнувшись в него мокрой мордой, с которой капала вода. После этого муж сказал, что черт с ним, с интерьером, он согласен на полочку.
Принес вечером лакированную доску с бортиком, возился два часа, ругал безвинную кровать и, наконец, присобачил. Я хотела сказать, что пусть лучше на нас падает кот, чем эта фиговина (из-под нее живым бы никто не вылез). Но посмотрела на лицо мужа и решила промолчать. Ладно, думаю, одну ночь поспим — а потом я ее сниму от греха. Вдобавок перед сном прибежал ребенок и набросал на нее свои игрушки.  Я махнула рукой и не стала ругаться, потому что размышляла, кто из родственников
будет растить ребенка, если нас погребет под полочкой (надо сказать, что волновалась я зря: как выяснилось, муж приколотил
ее на совесть).
 Ночью на полку пришел кот. Вальяжно прогулялся до середины полочки и тронул лапой одну из игрушек. Это оказался интерактивный хомяк «жу-жу петс». От прикосновения кошачьей лапы хомяк включился. Призывно воскликнул:
«Абузююююю-зы!» и побежал на кота, светясь любовью. Я бы с радостью рассказала о том, что было дальше. Но врать не стану: мы этого не видели. И вообще кота до утра больше не видели. Хомяк добежал до края полочки и самоубился, как лемминг, прыгнув со скалы в тазик с водой. Результат: полочку мы сняли. На спинке кровати теперь сидит сторожевой хомяк. Кот в комнату не заходит. А если ему случается увидеть хомяка в приоткрытую дверь, он раздувается до размеров манула и в ужасе отступает.


http://dynameet.ru/blog/stories/8233.html


Сообщение отредактировал pvr - Вторник, 17.10.2017, 10:32
 
antomaraДата: Среда, 18.10.2017, 13:19 | Сообщение # 168
Авторитет
Группа: Редакторы
Сообщений: 817
Статус: Offline
Верочка,  и  где  ты  нашла  такую  прелесть?!  Прочитала  неоднократно.  Разом  подняла  себе  настроение. Какой  сдержанный  и  глубокий  юмор!  Спасибо большое. Ищу  в своих  "залежах"  тоже очень  интересный  рассказ.  Храню его  много  лет  (страничка из  журнала  "Новый  мир"), да  все никак  на  глаза не  попадается. Все  же  надеюсь, отыщу.  Такие  материалы  очень  помогают  жить  с бОльшим  самоанализом.
 
pvrДата: Понедельник, 23.10.2017, 10:59 | Сообщение # 169
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Привет! Я – Норберт!Норберт – одна из самых уникальных собак мира. Уникальность его заключается в том, что собачка только в одном экземпляре. Норберт происходит сразу от нескольких пород: керн, терьер, чихуахуа и лхасский апсо. Он был единственным в помёте.

Прикрепления: 2120641.png(596Kb) · 4352004.png(601Kb) · 2876975.png(549Kb) · 8428418.jpg(31Kb) · 2310998.png(578Kb)


Сообщение отредактировал pvr - Понедельник, 23.10.2017, 11:00
 
VirtorДата: Вторник, 24.10.2017, 09:48 | Сообщение # 170
Прошаренный
Группа: Модераторы
Сообщений: 607
Статус: Offline
"Анатолийская овчарка"

История из жизни. Жила-была молодая женщина Анна. Вполне себе обычная . Тридцати пяти лет, умненькая и
самостоятельная брюнетка. Жила себе преспокойненько в двух романах. Один вялотекущий с женатым мудаком,
который, прижимаясь к ней раз в неделю, обещал поговорить с нелюбимой женой. Ну, сами понимаете, о чем.

Второй роман был ежелетний, затянувшийся и перманентный. Ну не хотел мужик жениться.

Анне вся эта ситуация была очень удобна. Очень она любила праздники вдвоем с телевизором справлять. Но однажды
Аня подобрала щенка. Он тыкался мордочкой в теплую ладошку и, поскуливая, искал мамку. Видать, судьба у щенка
сразу была невезучая. Он еще глаза не открыл, а его уже бросили замерзать на холодной осенней улице.

Мама Ани только вздыхала и головой качала, глядя, как она с живностью своей носится. Наша героиня оказалась
хорошей матерью и,несмотря на все прогнозы, пес выжил. Правда, за это время Анне пришлось кардинально изменить
всю свою жизнь. На женатого не хватало времени, и она попросила его не устраивать сцены ревности, а решить сначала
свои проблемы. Мужчина обиделся такому непониманию его мятущейся души и ушел. Высказавшись напоследок про дур,
которые не ценят и прочее, прочее...

В отпуск тоже не поехала - куда ребенка девать? Негоже приличной женщине ребенка на мужиков менять. Пес от любви,
еды и породы быстро из крохи, размером с ладошку, превратился в весьма крупную псину. Порода оказалась самая
распространенная - дворянская. Однако, гены сплелись так, что пес был очень ладным, с красивым окрасом, умной мордой,
поэтому люди на улице часто спрашивали о породе.
Анна порылась в интернете и нашла подходящую породу - ну один в один ее друг - анатолийская овчарка. Так и сказала:
теперь ты - анатолийская овчарка, и все! С такой приличной собакой в отпуск можно только во двор или в лес. Так Аня и
решила.
Пошли они как-то с собакой опять в отпуск в лес. И погода хорошая, и природа радует, и собаке раздолье. Далеко ушли.
А что, отпуск - он долгий, ходи сколько хочешь. Набрали в лесу подарков, грибов и ягод. Устали. А корзина тяжелая, ее
еще до дома дотащить нужно. Еле идет Анна наша, а псу-то хорошо, бегай - не хочу, корзину -то не тащить.

Как в сказке - села девушка на пенек, о пирожках думает, с грибами. Вдруг слышит речь сначала громкую, исконно русскую.
Страшно ей стало, думает, мало ли кто в лесу ходит. И слышно, что не один там человек-то, и обращается к собеседнику
как-то странно - то орет, то просит.
Потихоньку подошла к полянке, и что же видит? Стоит машина, большая, солидная. В машине на заднем сидении важно сидит
ее анатолийская овчарка, а вокруг машины мужик в камуфляже бегает и с собакой разговаривает.

Решила Анна сначала не признаваться и потихоньку уйти в лес, может, пес услышит и следом пойдет. А не тут-то было,
далеко ушла, а пса нет и все. Вернулась, глянула - сидит, как ни в чем не бывало, будто машина - его собственность. Мужик
уже ругаться перестал, сел возле машины и задумался. Делать нечего, пошла  признаваться. Посмотрел мужик на нее, вздохнул
и говорит:

- Странная у вас собака, залезла в чужую машину и сидит. А я, как дурак, вокруг выплясываю. Как ее выгнать из машины-то?
Я палку схватил, а она на меня смотрит насмешливо так - ну давай, попробуй! Неудобно стало, я все-таки приличный
человек, воспитанный. И опять же - а вдруг ей в город очень надо. Давайте я вас отвезу.

Села наша Анна в машину и поехали они домой. И конечно, все закончилось именно пирожками с грибами. Да и мужик хороший
и неженатый оказался. Вот так бывает в этой жизни.


Прикрепления: 7189983.jpg(139Kb)


Сообщение отредактировал Virtor - Вторник, 24.10.2017, 09:57
 
pvrДата: Пятница, 27.10.2017, 09:09 | Сообщение # 171
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
С удовольствием прочитала рассказ про анатолийскую овчарку. Да и на предыдущих страницах у нас скопилось много интересных рассказов про животных. Вот и ещё помещаю один, который мне всегда поднимает настроение. Вроде бы я его ещё не выкладывала на сайт.

Знакомые улетали в отпуск и оставили ключи от дачи. Ну, там шашлыка, если захочется на природе, али грядки прополоть с овощами разными полезными. Да мало ли, для чего еще могут понадобиться ключи от чужой дачи? В этот раз ключи понадобились именно для «прополоть». Поскольку все посеяно-посажено и необходимо периодически лелеять насаждения посредством выдирания незапланированных вредных травинок и окапывания кустиков. Уезжая, они предупредили, дескать, там скотина живет одна, иногда в гости приходит, вы уж его не обижайте. Покормите если что… И на этой загадочной ноте отбыли на далекие Гавайи. Я поначалу удивился столь странным отношениям с соседом. Если он скотина, то на кой мы должны его кормить? Хотя зная
добрый нрав друзей, вполне мог допустить, что они подкармливали кого-то там. Времена, знаете ли такие. Может он и скотина, а человек хороший? В общем, нам, что полить-прополоть, что скотину покормить — один фиг. Надо, значит покормим. Может он там типа сторожа? В первый же вечер пришел скотина. После звонка на далекие Гавайи с уточнениями и описанием объекта, мы удостоверились, что скотина, тот самый. Точнее правильно сказать — Скотина. Потому, что «Скотина», это было его имя. Скотина пришел ровно в восемь, оглядел участок, и присев в углу засвистел печальную песню. Песню обманутого и разочарованного в этой жизни существа. Именно после этого мы позвонили и уточнили что оно такое. Скотиной оказался бурундук, который регулярно приходил к ним на участок и унылым посвистыванием требовал пожрать. На вопрос, а кто же
маленького бурундука назвал таким громким и мужественным именем, знакомые смущенно переглядывались и лепетали что-то, типа, он сам так представился. Как бы то ни было, а Скотина каждый день приходил к ним
и пытался высвистеть еду. Прям как бродячий музыкант, поющий за пропитание. Я до этого, конечно видел бурундуков в лесу, и мультики с их участием тоже. Но вот так, когда из леса выходит бурундук по имени Скотина,
приходит к тебе и поет лично для тебя, тут я даже и историй таких не слышал. В первый вечер мы от щедрот
своих навалили ему около крыльца гору семечек. Скотина, увидев кучу, резко подавился нотами и стал судорожно
укладывать в рот семена подсолнечника, стараясь соблюдать минимальный коэффициент разрыхления во рту. Как показал опыт, для него не существовало понятие «большая куча семечек». Любую кучу, он телепортировал куда-то в течение, максимум, десяти минут. За очередной порцией он возвращался со впалыми, как у узника книги
«Эффективная диета», щеками, но через минуту судорожной работы лапок, щеки его приобретали форму, которой позавидовала бы и Саманта Фокс. Скотина не боялся ничего и никого. Боялся он только одной вещи, что
семечки когда-нибудь закончатся, и тогда пропадет смысл жизни. И поэтому Скотина не позволял им долго
залеживаться у крыльца. Чтобы телефоны не мешали, мы их складывали кучкой на столе, стоявшем на улице.
Всегда рядом и слышно, если кто позвонит.
 Какобычно, вечером, проявляя чудеса пунктуальности, около крыльца появился Скотина. Брезгливо пошкрябов лапкой деревянный настил перед крыльцом, он зачем-то понюхал свой палец и, сосредоточенно глядя в даль, уселся на задницу. Настроение у него в этот вечер было сугубо лирическим, и пробежав глазами невидимые ноты, Скотина взял самую верхнюю и жалобно засвистел свою «Песнь голода». В это время зазвонил телефон, лежащий на улице. Я сидел в доме, смотрел телек и позывные Скотины не слышал. Зато услышал телефон. Супруга, которая была на улице, и слышала и Скотину, и телефон, решила, что бурундук существо приоритетное, а на звонок и я могу ответить. С этими, в общем-то, справедливыми мыслями она высыпала горку семечек перед Скотиной. Наглый менестрель тут же заткнулся и захапал первый транш из кучи. Но в рот положить не успел. Только он открыл свое бездонное забрало, как на крыльце показался я, и не тратя времени на перебирания ногами по ступенькам, прямо с крыльца сиганул вниз. Подо мной еще плавно проплывали все пять ступенек, как я почувствовал, что воздух как-то стал гуще, и предчувствие чего-то необычного охватило меня со страшной силой. Скотину тоже охватило предчувствие необычного. Но только спустя пару секунд… За это время моя туша с грохотом приземлилась на доску, где на другом ее конце мохнатое дарование готовилось вкушать заслуженные лавры. Эффект качелей был поразительным. Скотина, все так же
с открытым ртом и с полными, как бабка на базаре, лапами семечек, напрочь игнорируя силу притяжения,
стремительно взмыл ввысь строго вертикально и с грустным свистом скрылся в низкой облачности. Я еще
как-то мельком отметил, странное дело, бурундуки что-то разлетались нынче, к дождю должно  быть.
 Земля торжественно встречала своего сына секунд через несколько. Где он был все это время и что видел, никто так
и не узнал. Но судя по расширенным глазам и распушенному и без того не маленькому хвосту видел он много
и страшное. Приземлившись на мягкую землю, он как диверсант, десантированный в тыл врага, беззвучным комком меха сквозанул под крыльцо и исчез.
А перед крыльцом осталась лежать непочатая кучка семечек, как бы символизируя, сколь недолговечно бывает искусство. Он больше не придет — мнение было единодушным.
И никто бы не пришел после несанкционированного посещения стратосферы!
Стало почему-то грустно. Я присел около кучки семечек. Нет, он точно не придет. Автоматически я выцепил глазом крупную семечку на вершине кучки,
захватил ее пальцами и громко хрустнул. Из-под крыльца раздался негодующий свист. Там, растопырив лапы,
как борцы сумо перед схваткой, стоял покачиваясь Скотина и смотрел на меня злобными, черными глазками. Хрен тебе, а не мои семечки! — говорили его глаза. И еще многое чего я прочитал в них о себе. И я до сих пор удивляюсь, откуда бурундуки знают такие слова?!))


Сообщение отредактировал pvr - Пятница, 27.10.2017, 11:55
 
antomaraДата: Суббота, 28.10.2017, 02:38 | Сообщение # 172
Авторитет
Группа: Редакторы
Сообщений: 817
Статус: Offline
Верочка, милая! Спасибо  за  такой  славный  рассказ.  Столько  настроения и  жизни  добавил!  До  самого  конца  не  отпускало  ощущение  себя  на  месте  рассказчика.  Спасибо  огромное.
 
pvrДата: Четверг, 09.11.2017, 11:40 | Сообщение # 173
Прошаренный
Группа: Друзья
Сообщений: 641
Статус: Offline
Мне очень нравилось читать Виктора Конецкого. Вот один из его рассказов о животных.

Из дневника боксера.


Утром в воскресенье Клавдия Агафоновна: - Апполон, киса моя, идём гулять! Принёс поводок и намордник. Унизительно. Но привык. Приучили, вернее. Вышли во двор. Запахи сырых дров, сосулек, подвальной гнилой пряности и тысячи других. Вздрогнул от радости предвкушения встречи с Хильдой – немецкой овчаркой из пятой квартиры. На дровяной поленнице лежали и грелись на солнышке кошка Мурка и кот Барсик. Не хотел ссориться. Но Мурка: - Эй, сукин сын, не жмет тебе намордник? Сделал вид , что не расслышал. - А что ему ещё может жать? – просил Барсик. Смолчал. Так славно пахло весной! Снег сошел. Клавдия Агафоновна отцепила от поводка. На гранитной тумбе написал кое-что. - Интересно, - сказала Машка, - зачем он каждый раз поднимает ногу, а? - А что ему ещё поднимать? – спросил Барсик. Хотел залаять. Не смог – намордник. Делал и делал вид, что наплевать. - Криволапый друг человека оглох от студня по двадцать восемь копеек или от овсяной каши, - сказала Мурка. – И чего он всегда нюни распускает? - А что ему ещё распускать? – спросил Барсик. Никакой особой вражды с ними не может быть. Коты, кошки – твари недумающие, не анализирующие жизненный опыт. А мы, боксёры, всю жизнь тем и занимаемся, что доходим до сути вещей. Клавдия Агафоновна, например, обнаруживает во мне достоевщину. И потому при бессоннице читает вслух «Преступление и наказание». Зажжет розовый торшер, челюсти положит в хрустальный бокал и шепелявит: - Апполончик, мой маленький, пойди сюда! Слезаю с кресла. Иду. Стараюсь не стучать когтями по паркету. Клавдия Агафоновна начинает читать. Сразу чешется брюхо. Блох нет. Так, наверное, какой-то атавизм, но чешется ужасно. Терплю. До того хочется полязгать зубами в брюхе – все бы отдал. Клавдия Агафоновна шамкает: - «…ошибки и недоумения ума исчезают скорее и бесследнее, чем ошибки сердца. Ошибка сердца есть вещь страшно важная: это есть уже зараженный дух иногда и вовсе нации, несущий с собой иногда такую степень слепоты…» Слушаю. Ночь поздняя. От уличного фонаря в оконном стекле блики качаются. По полу от дверей – холодом. Клавдия Агафоновна читает и читает. В некоторых местах приостанавливается и легонько стучит мне по лбу пальцем. Делаю вид, что доставляет удовольствие стоять ночью у её кровати и чесать брюхо только в перерыве между главами. Ещё повиливаю хвостом. Вернее кочерыжкой. Сам хвост зачем-то отхватили в раннем детстве, и, как грузчики из овощной лавки объясняют, по самую завязку. Да, о чем я? О том, какая пакость случилась утром в воскресенье. Итак, написал кое-что для Хильды на гранитной тумбе у ворот и побежал к водосточной трубе. Там оставляет для меня информацию Ральф – бульдог адмирала в отставке. Возле трубы почему-то вкусно пахло борщом. Выяснил, что давеча Ральфу прищемило дверью лифта ухо. Было грустно за Ральфа, когда я бежал к фонарному столбу. - Ну, чего ты все-таки нюни опять распустил, тяжеловес непрофессиональный? – с глупой издевкой спросила Мурка. И Барсик, и Мурка-Машка всегда говорят гадости. А мне только один раз удалось спихнуть Барсика с перил в канал. Был, конечно, в наморднике. Подобрался сзади и ударил его лбом в зад. Он и мяукнуть не успел. Летел в воду, как белка, - весь растопырился. Минут пять купался, пока под мостом ниже по течению не выплыл. Тогда у меня сработала так называемая ценностно-экспрессивная функция, представляющая как бы активный эквивалент защитной функции. И я, как забулдыга-дворняга, утвердил свою личность путем навязывания кошкам своей системы социальных установок. Употребляю такие обороты, потому что Клавдия Агафоновна – педиатр по трудновоспитуемым детям и до самой пенсии интересовалась современной психологией. Я, например, знаю, что и человек, имеющий враждебную установку к кошкам, обязательно опрокинет стул, на котором кошка устроилась. Другими словами, как только у такого человека возникает стимул – «Кошка!» – в нем обязательно должна вспыхнуть агрессивная реакция. И у меня тогда вспыхнула. Глупо. И стыдно. Кошек надо давить презрением. Помню, пришел к Клавдии Агафоновне знаменитый профессор, посмотрел на меня и говорит ей: - Разрешите, я обращусь к Аполлону с вопросом? - Пожалуйста. Он мне: - Аполлон, вы очень умная собака. Это видно по вашим глазам. Скажите, пожалуйста, как вы выражаете свое мнение другой особи? Я повилял в ответ кочерыжкой. Вообще-то, любой официант вам скажет, что приветливо угодить всем – дело безнадежное, но мы, боксеры, стараемся. - Мнение выражается, - объясняет мне и Клавдии Агафоновне профессор, - и у людей, и у собак одинаково: лаем. А вот установка содержит в себе более глубинное начало, чем лай, и располагает возможность более разнообразного выражения: жесты морды, мимика хвоста… В ответ Клавдия Агафоновна сразу начала мною хвастаться. Она всем хвастается мною и называет «мертвый хватун». И рассказывает, как я еще в ранней юности прикончил матерого серого волка в Репине. И как кровь волка ручьем лилась по ее кисе, то есть по мне. И как я ухватил волка за складки шкуры на глотке и потом медленно и неуклонно перепускал волчью шерсть и шкуру сквозь челюсти, пока не добрался до кадыка. Во-первых, даже Мурке понятно, что в Репине волки не водятся. Был это просто полукровка овчара с волком. Драка, конечно, была замечательная, но врать на старости лет зачем? Этот полукровка исполосовал меня от носа до кочерыжки. И кровь из меня хлестала, как вода с плотины Братской ГЭС. Промахнулся я в первом броске. Между прочим, Клавдия Агафоновна проявилась в напряженной ситуации не с лучшей стороны. Только и делала, что ахала, да авоську с помидорами к груди прижимала, а надо было палку схватить да по нам
пару раз вжарить.
 Я действительно не всегда могу челюсти разжать. Нижняя челюсть у меня выдается вперед, и я имею возможность спокойно дышать, не разжимая зубов, когда вопьюсь в затравленное животное, но властвует надо мной в этот момент не я сам, а моя природа. И — далеко
не всегда! — полезная природа. Имею в виду мускулатуру пасти. Впившись зубами в жертву, я со страху уже не могу отцепиться от неё, то есть лишён нормальной возможности удрать. Временный паралич мускулов, сжимающих челюсти, на нервной почве. А Клавдия Агафоновна гордится этим. Но даже это я ей прощаю. Почему? Я уже говорил, что мы размышляем. Ну, вот скажите мне, кто она такая, эта Клавдия Агафоновна? Так — пшик. Ночью шкаф скрипнет, она уже валидол принимает, а выглядит-то, выглядит! Очки эти дурацкие, да ещё коробочки из-под конфет не выкидывает — копит. Зачем? Для пожара, что ли? А лысина? У неё ведь лысина — я-то знаю. А вы её когда-нибудь без зубов видели? Я-то видел! Хуже пиковой дамы, вот что я вам скажу. А я что? А я её люблю! И кому хочешь пасть порву за неё! За каждый её волосик! Фу, чёрт, нет у неё волосиков… Ну, тогда клык за клык… Фу, нет у неё клыков… Ну и что, что нет? Люблю — и всё. Хотя ей атомный физик за меня большие деньги сулил. Между прочим, я бы у этого физика как кот в масле катался… Тьфу, чёрт, терпеть котов не могу, а всё на них сбиваюсь! И ещё смерти боится. Как боится! А мы — собаки — к смерти спокойно относимся. Люди только в страхе смерти и едины, а мы без него обходимся. Я смело могу сказать, что в настоящее время огромная часть собаковечества — во всяком случае, его ведущая часть — обладает общим языком.
Общность языка в нашем случае — одинаковость семантической системы при разных формах её выражения. Конечно, мопс или легавая — разные имеют формы. Но мы от роду интернационалисты, нам расовые различия ничуть не мешают понимать друг друга и уважать. Возьмите
таксу из Кейптауна, дворнягу из Парижа, водолаза из Аддис-Абебы и гончую Святого Губерта (блоудхоунда) из Москвы и сведите вместе. И что? И будем общаться без всяких переводчиков, без Интуриста, без паспортов и даже без виз.
 Ну, вполне может быть, подеремся. И что? Хорошая
драка – один из видов общения, разговора, развлечения. Как хоккей или вонючий бокс…
 Тут надо одного дога вспомнить. На даче  познакомились. Звали прямо по породе: Мастиф. Напротив он жил. Молчаливый дог, замкнутый. Не знаю, английский он там был, немецкий или датский. Но мнение выражал только жестами и мимикой. Не лаял вовсе. Раздражал. Как-то напоминаю Мастифу, что его предки травили в
Северной и Латинской Америке несчастных рабов. И ему, должно быть, стыдно.
 Он – жест хвостом. Уничижающий меня жест: твои, мол, предки
тоже рабов преследовали.
 Клевета. Мы от голой египетской собаки происходим и только медведей давили. Попробуй-ка медведя задави! А доги – от африканского шакала. Потому с черными рабами им и карты были в лапы. Драка. Опять промахнулся в первом броске. Рост у этого мастодонта огромный, а я низкорослый, вот и промахнулся… Вообще-то причина драки другая. Мастиф все у меня спрашивал, почему он так любит людей, почему у него вроде бы как расстройство желудка начинается, когда хозяин куда-нибудь уезжает. Сколько раз ему объяснял! Не понимал, бестолочь. Талдычу ему: «Когда мы, собаки, ощущаем любовь к человеку, то чувствуем себя собакой, настоящей собачьей Собакой. А когда мы общаемся друг с другом, то никого с такой силой не любим и потому собаками себя не чувствуем». Вот и весь фокус! Я вот Клавдию Агафоновну без всякой корысти люблю, а Хильду, например, уже с корыстью. Или того же Мастифа почему любил? Потому что всегда с ним подраться мог, удовлетворить врожденный инстинкт и клыки поточить! С Клавдией Агафоновной мне и в голову не придет драться. Ну, не за овсянку же я её, скрягу безобразную, тогда люблю? У неё, кстати, в шестом томе Достоевского сберкнижка лежит, а на сберкнижке тысяча семьсот шесть рублей с копейками – могла бы и мне отбивные покупать… А я люблю потому потому, что чувствую себя при этом настоящей
Собакой.
 Почему Мастиф такой простой вещи понять не мог? И у нас получилась психическая несовместимость при наличии взаимной потребности друг в друге и даже дружеских чувствах. Такое и у людей бывает. А кончилось трагически. Ну, сперва сцепились в обыкновенной драке. Хозяин Мастифа опытный офицер был, полковник, служил в десантных войсках. Сразу выломал доску из забора да нам и врезал. У меня челюсти разжались, и мы с Мастифом нормально разошлись, не имея друг к другу никаких претензий. Дело в том, что когда у нас, боксеров или бульдогов, получается повторный стресс, то челюсти легко разжимаются. Первый стресс у меня был, когда мы схватились. Второй – когда
мне доской попало между ушей.
 Конечно про эту драку Клавдия Агафоновна тоже рассказывает фантастические глупости. Мол участковый
совал её кисе в пасть топор-колун с одной стороны, а полковник с другой стороны совал мне в пасть дуло пистолета. И я на всё это только жмурил глаза и сопел носом. Опять враки. Когда тебе в пасть суют наган или топор, то повторный стресс бывает ещё сильнее, чем от доски.
Тут уж и последний атавистический и дефективный щенок челюсти разожмет.
 А что на самом деле получилось тогда плохо? А то, что
Клавдия Агафоновна – мелкая женщина – написала на полковника кляузу. Так, мол, и так, рядом с её дачей проживает к кадровый военный с баскервильским мастодонтом. Полковнику: «Вы советский офицер, и будьте любезны, если уж имеете собаку, то чтобы это была нормальная
человеческая собака, а мастодонта – отставить!» Тот, конечно: «Слушаюсь!» И отдал Мастифа безо всяких денег одному всемирно известному пианисту – там же, в Репине. А сам купил болонку и уехал на Дальний Восток.
 Мастиф дважды от пианиста убегал Все полковника искал. Переживал мучительно. Ловили. Привык. Пианист был хороший человек, отличный пианист и горький пьяница. Мастифа полюбил. И Мастиф к нему со временем привязался. Однажды дочка пианиста отобрала у папы деньги, чтобы сохранить ему здоровье и чтобы он «не
добавлял».
 Пианист дождался, когда дочь уйдет в филармонию, вытащил из-под дивана чемодан и полез на чердак. Там у него пустых бутылок было на тысячу рублей. А у Мастифа на чемоданы выработалась отрицательная установка. Все доги, если честно говорить, глуповаты.
И Мастиф заволновался, когда хозяин с чемоданом вызвал знакомого таксиста Васю. Понять, что пианист едет только бутылки сдавать, он не смог. Ну, взвой тогда, цапни хозяина за брюки, закати вообще истерику, как это Клавдия Агафоновна в нужный момент всегда делает! Так нет! Мастиф внешне изображал этакое безразличие. Вероятно, он все-таки английский дог был. А сам решил, что и новый хозяин его бросил  навсегда.
 Когда писанист вернулся с поллитрой, Мастиф лежал возле калитки. Отнялись задние лапы. Паралич. Не знаю, отравили или  застрелили его. А похоронили у дальней ограды участка. И когда мы с Клавдией Агафоновной приезжаем на дачу, я всегда навещаю Мастифа, хотя там воняет известью. Да, о чем я? О том, какая унизительная история случилась в воскресенье утром. Я радостно обходил двор, нюхал запахи и вспоминал кое-что из прошлого. И вдруг Барсик: - Ну, что ты здесь крутишься, как электрон на орбите? Твою Хильду вчера водили к Пирату. У него между прочим, медалей ещё больше, чем у тебя. Весенний свет померк в моих глазах. - Она натянула тебе нос не только с Пиратом, - сказал Барсик. И спрыгнул с поленницы. Кровь приливала к белкам. Губы вздрагивали. Почувствовал: ветер обдувает клыки, сушит на них слюну. - Медалированный скот, выйдем на улицу, - предложил Барсик угрюмо. Зарычал и ударил задними лапами по земле. У меня
действительно четыре лауреатские медали есть. А кошкам их не дают. Отсюда и зависть, и недоброжелательность.
 Барсик метнулся в подворотню. Прыгнул за ним. Он в подворотню и на улицу – к скверу возле церкви. Он несся как угорелый, как будто его выкупали в
валерьянке. Но я уже близко видел светлые подушечки его негритянских, черных лап. Брызги – мне в морду. И – бах! Он промчался между прутьями ограды, а я застрял в них широкой грудью.
 Горько было мне. Потому ещё было так горько, что застрял я под самой вывеской «ВХОД В СКВЕР С СОБАКАМИ СТРОГО ВОСПРЕЩЁН!»


Сообщение отредактировал pvr - Четверг, 09.11.2017, 14:51
 
Писцовский форум » Общение » Место для общения » Домашние животные (домашние и не очень...)
Страница 12 из 12«12101112
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz